Нечестивец

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нечестивец » "Газетт" » "Газетт" №1 (1) август 2007 года


"Газетт" №1 (1) август 2007 года

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://foto.rambler.ru/public/espada/1/5/1-web.jpg

Письмо редактора

Рад приветствовать вас, уважаемые читатели, посетители трактира «Нечестивец»! Метр Гасьен, гостеприимством которого я не однажды пользовался, любезно предложил мне сотрудничать, и теперь  свежий номер «Газетт» будет ежемесячно вывешиваться в общем зале «Нечестивца».
Для начала позвольте представиться вам и рассказать, что именно вы можете найти на наших страницах.
Наша газета будет исполнять роль официального органа  форума, но в то же время прошу учитывать, что мнение редакции может не совпадать с мнением авторов статей, а уж тем более с мнением нашего идейного вдохновителя и куратора, его высокопреосвященства кардинала. К счастью, он сейчас настолько занят на осаде Ла Рошели, что ему не до нас.
Постоянных сотрудников в редакции двое: ваш покорный слуга, Теофраст Ренодо, и Матье де Морг. Я занимаюсь идеологией и публицистикой, а Матье  - литературой и кино. Правда, иногда он вспоминает, что по первой профессии он памфлетист… Газета принимает к публикации материалы авторов, желающих с нами сотрудничать. Переписка с читателями ведется только на страницах газеты.
Мы будем благодарны вам за отзывы, пожелания и предложения – за все, что может сделать газету более яркой и интересной.
За сим примите мой поклон,
Всегда ваш
Теофраст Ренодо

0

2

Мушкетероман – это звучит гордо!

Не секрет, что все мы, здесь собравшиеся – страстные поклонники Дюма. Как говорил Чеширский Кот Алисе, все мы здесь сумасшедшие, и ты, и я – а иначе как бы ты здесь оказалась?
Но за свою карьеру мы все, и не раз, и не десять, должно быть, выслушивали упреки в оторванности от реальности. Мол, все это мушкетероманство – это эскейпизм, уход от настоящей жизни, бегство от проблем.
Хуже всего, что я таки слова слышал и из уст самих мушкетероманов.
Пришло время расставить все точки над i.
Давайте прежде всего рассмотрим, что есть реальность?
С обывательской точки зрения – это все, что вы видите и можете потрогать. Но задумайтесь: этот тезис основан на двух демагогических посылках: 1) что реально только то, что ты видел  и трогал своими руками – но тогда я имею полное право усомниться в существовании жирафов, Нью-Йорка и В.В. Путина – ведь я их не видел живьем и не трогал и 2) что наши знания о вселенной полны, точны и исчерпывающи – человеку, мало-мальски знакомому с физикой, понятно, что это не так. Остроумно выразился в этом смысле Бертран Рассел: «Почем вы знаете – может быть, кресло за вашей спиной, пока вы не видите, превращается в зеленого кенгуру?»
Человек воспринимает реальность не глазами или ушами, а мозгом. А значит – реально все то, что мозг считает реальным. В детстве, пока вы были свободны от общественных предрассудков, вы так и считали. Ваша реальность была полна мечт и фантазий. А потом, под влиянием общества, вы забыли об этом и даже начали  этого стыдиться.
А теперь задумайтесь, каково оно, это общество, и как именно оно на нас влияет.
Любое общество стремится уравнять всех своих членов под некий удобный ему стандарт. Общество ХХ, а теперь и ХХI века – это общество потребителей. Потребителями легко управлять, просто манипулировать. Это общество (а точнее – те, кому это выгодно) стремится заставить вас забыть, что человек по натуре – творец, а не потребитель. Наша любовь к мушкетерам, как и толкиенизм, и все прочие увлечения – это все проявления нашей творческой активности, нашей воли к полету. Не дайте ее убить в себе!
Потому что только творцы смогут двинуть человечество вперед. Мушкетероманство – это не уход от реальности. Это выход за рамки искусственно навязанного стандарта. Этим надо гордиться.
И вот еще какой аспект. Какие идеалы отстаивает СанСаныч – а значит, и мы вместе с ним? Красивое сильное добро. Внутреннюю свободу. Честь и честность. Веру и верность. Роберт Луис Стивенсон считал, что именно писатели создают общественное мнение, и  что все современное знание или незнание о добре и зле в немалой мере есть дело рук тех, кто пишет. Продолжу – и тех, кто написанное читает. Читая и любя Дюма – мы увеличиваем удельный вес добра в мире, мы изо всех своих скромных сил поддерживаем его идеалы. Это благородная миссия, поверьте мне, немногие на это способны.
Гордитесь своим званием мушкетеромана!  Помните, стыдиться своих убеждений – последнее дело. Гордитесь собой – вы делаете человечество лучше.

Искренне Ваш,
Теофраст Ренодо

0

3

Нет слов!

Рецензия на фильм «Три мушкетера» 1921 года  выпуска

Режисер – Фред Нибло
Композитор  - Луис Готтшолк
дАрт – Дуглас Фербенкс
Атос – Леон Бэри
Портос – Джордж Сайгмен
Арамис – Юджин Палетт
Ришелье – Найджел де Брулле
Людовик XIII – Адольф Меньо
Анна Австрийская – Мэри МакЛарен
Миледи  - Барбара Ла Марр

Уже давно я уразумел, что кино и литература – это две большие разницы, и не задыхаюсь от возмущения, когда экранизация кощунственно отклоняется от оригинала.  Я хочу только одного – чтобы она, фильма то есть, передавала дух книги. Тогда я готов простить все ляпы на свете. И вот почему я  снимаю шляпу перед режиссером этого немого черно – белого фильма, Фредом Нибло. Он, автор первой в мире экранизации  Дюма, сумел воплотить на экране его стиль, юмор, блеск, размах – и все это крайне скромными средствами. Да, он во многом дополнил и переиначил оригинал – но так, что сам папа Дюма, увидев это, зааплодировал бы – он умел ценить чужой талант как никто другой.
Совершенно неожиданно для меня принципы эстетики немого кино  - сверкающие глаза, четко очерченные губы, томные дамы с пышными формами и тугими блестящими локонами, стрр-асти в клочья, утрированная мимика и чаплинские шутки – все это  удачно срезонировало с духом романа. Этой картине веришь. Очевидно, не у меня одного возникло такое чувство. Мне кажется, что Юнгвальд – Хилькевич тоже этот фильм видел, потому что многие шутки и сцены из него присутствуют в наших «Д'Артаньяне и трех мушкетерах», причем совпадением мыслей  с Фредом Нибло это объяснить трудно. Несколько примеров. Начинается фильм с шахматной игры между королем и кардиналом, причем кардинал, используя шахматную терминологию, делает ему тонкие намеки на весьма толстые обстоятельства. До боли похоже на сцену аудиенции у кардинала в 1 серии. Д'Артаньян, приезжая в Париж, меняет лошадь на шляпу. Это тоже есть в нашем фильме – и больше нигде. Король самолично проводит обыск бумаг королевы – в большинстве экранизаций это делает канцлер Сегье, как ему и положено, но только не в нашей. Во время аудиенции мушкетеров у короля все они кланяются королю, а д'Артаньян падает на колени; но тут же, увидев неодобряющий жест короля, поднимается – тоже знакомо, не так ли? Ну и так далее.
Актеры, безусловно, хороши все, но Дуглас Фербенкс просто жжот! Впервые, кстати, я услышал его имя, когда узнал, что фантасту Рею Дугласу Бредбери родители дали второе имя в честь Фербенкса. Тогда меня это сильно заинтересовало – чем он был настолько замечателен? Теперь понимаю, таки есть чем восхищаться! И присоединяюсь к армии его поклонников. Он первоклассный актер! Его мимика, позы, жесты убедительны без всяких слов, он очарователен, стремителен, экспансивен, забавен, местами неловок, но чаще непобедим,  он один из лучших д'Артаньянов всех времен, если не самый лучший. Фербенксовы гасконады – украшение фильма и бальзам на мое дартоманское сердце.
Конечно же, придраться при желании есть к чему. К минусам фильма я бы отнес прежде всего не лезущую ни в какие ворота концовку – сразу после бала в ратуше кардинал неожиданно прощает д'Артаньяна, возвращает в его объятия Констанцию, всех трех мушкетеров и Тревиля в придачу, да еще и предлагает чин лейтенанта гвардии – ну перебор, на мой взгляд, уж слишком голливудский хэппиенд. Также смущает, что Фербенкс тянет все одеяло на себя, не давая ни одному из мушкетеров полноценного сольного эпизода. Это, кстати, частая проблема экранизаций. Опять же, полностью выкинута линия Атоса и миледи, а зря – представляете, как бы это выглядело в немом кино, какие страсти-мордасти!
И, судя по всему, именно с этого фильма пошла западная традиция делать Констанцию племянницей Бонасье. Якобы для вящей целомудренности. Глупо, по-моему, выглядит это викторианское ханжество.
Но плюсы однозначно перевешивают!
Господа, я в восхищении. Всем, кто этот фильм не видел, настоятельно рекомендую разрушить стереотип мушкетероманов относительно кошмарных западных экранизаций – одна замечательная все же нашлась!

Матье де Морг

Редакция "Газетт" благодарит Арабеллу за предоставленные кадры из фильма

0

4

http://foto.rambler.ru/public/espada/1/10/1-web.jpg
http://foto.rambler.ru/public/espada/1/6/1-web.jpg
http://foto.rambler.ru/public/espada/1/13/1-web.jpg
http://foto.rambler.ru/public/espada/1/14/1-web.jpg

0

5

http://foto.rambler.ru/public/espada/1/12/1-web.jpg
http://foto.rambler.ru/public/espada/1/15/1-web.jpg
http://foto.rambler.ru/public/espada/1/11/1-web.jpg

0

6

Роман – фельетон: форма диктует содержание

Во французской словесности XIX века невероятно большую роль играла пресса. Напряженная общественная и политическая жизнь вызвала настоящий газетный поток; пожалуй, не было ни одного французского писателя XIX века — ни в 30-е годы, ни позже, — кто не оттачивал бы свое мастерство в публицистических газетных жанрах, требовавших краткости, точности и яркости выражения мысли. С 1836 года в Париже начинают выходить газеты, быстро завоевавшие популярность, — «Пресса» (издатель Эмиль Жирарден), «Век» (издатель Эдмон Дютак). В приложении к ним начинают печататься из номера в номер по главам романы, получившие название «фельетон» — от французского слова «feuille» — «листок». Считается, что изобретение принадлежало Эмилю Жирардену, который решил, что эти приложения в сочетании с уменьшением абонементной платы для подписчиков резко увеличат число его читателей и, соответственно, принесут доходы (не подписавшиеся на газету могли купить приложения за отдельную, но более высокую плату). Расчет оправдался, вскоре такую же практику переняли и некоторые другие газеты. Особый успех и доходы принесла публикация в газете «Журналь де Деба» в 1842–1843 годах романа «Парижские тайны» Эжена Сю.
Жанр романа-фельетона предъявлял и особые требования к автору: его роман должен был развиваться последовательно и динамично; каждая глава должна была содержать в себе развязку одной и завязку другой тайны, названия каждой главы должны были быть броскими и привлекательными, чтобы любой читатель сначала захотел купить листок, а потом захотел бы покупать продолжение. Новая интересная творческая задача увлекла Александра Дюма.
В конце 1843 года газета «Век» публикует анонс предполагаемой публикации романа-фельетона Александра Дюма «Атос, Портос и Арамис». В 1844 году роман «Три мушкетера» (о смене названия будет сказано дальше) появляется на страницах газеты. Первые главы имеют успех, приносят автору деньги, за ними следует невероятное количество новых глав других романов, неизменно популярных.
Почему роман называется «Три мушкетера», если главных героев четыре? Этим вопросом задаются многие. Некоторые говорят, что вначале д’Артаньян не является мушкетером, однако он становится им задолго до завершения романа. В черновых набросках Дюма роман называется «Д’Артаньян», в издательском анонсе, как уже говорилось, объявлялось о предполагавшейся публикации романа «Атос, Портос и Арамис».
Один из ведущих современных дюмаведов, Клод Шоп, в своем издании романа «Три мушкетера» публикует любопытное письмо одного из редакторов газеты «Век», Луи Денойе.
Тот просит Дюма (письмо датируется приблизительно мартом 1844 года) заменить название, так как подписчики могут подумать, что речь идет о каких-то античных пастушках, а это снизит интерес к роману. Заметим, что именно так реагируют на представление мушкетеров их соперники по дуэли — англичане, когда просят раскрыть подлинные имена мушкетеров; очевидно, это письмо послужило почвой для этой сцены.
Денойе предлагает и название — «Три мушкетера». «Мой милый Денойе, — отвечает ему Дюма, — я согласен с вашим желанием назвать роман “Три мушкетера”, тем более что их четыре, и нелогичность заглавия вызовет еще больший интерес у читателей». Жанр романа-фельетона требовал пробудить интерес читателей загадками, и это была одна из них.
Правда, Клод Шоп замечает, что к достоверности этого письма следует относиться критически, так как оно известно лишь по публикации 1868 года в газете «Д’Артаньян», издаваемой самим Дюма.

По  материалам книги Philippe Durant, «Les trois mousquetaires:
l’histoire d’une aventure adaptйe plus de 100 fois а l’йcran», Paris, 2001

0

7

Талант читателя

О писательских талантах все горазды рассуждать.  Причем с легкостью! Этот писатель талантлив, а  этот – нет, а этот - всего лишь жалкий ремесленник, занимательно пишет, но не более того – раздачу таких ярлыков мы наблюдаем ежедневно. Критиков ведь сейчас развелось больше, чем читателей и писателей вместе взятых. И при этом все, решительно все забывают одну простую вещь.
Книга – это не только результата деятельности писателя. Непрочитанная книга – это только текст. Куча листочков. Книга становится книгой только тогда, когда ее прочитал читатель. И не один. И не только прочитал, но и принял, осмыслил и полюбил. Или не полюбил. Это уж как получится. Книга – это плод совместного творчества писателя и читателя.
Но согласитесь: для того, чтобы этот плод был удачным, необходимо наличие таланта не только у писателя, но и у читателя. Талантливый читатель-  кто это?
Он читает, как дышит, то есть всегда.  Любимые писатели становятся для него друзьями, и он даже больше любит перечитывать, чем читать, снова и снова возвращаясь к ним. Он не стремится раствориться в мире писателя, понять досконально и точно, что же именно он имел в виду в такой-то и такой-то строчке, нет! Он поступает наоборот – встраивает писателя в свой внутренний мир, обогащая  и расширяя его при этом. Он не возносит любимого писателя (а уж тем более его героев)  на пьедестал – стоять там холодно и одиноко, - а усаживает с собою рядом и наливает чаю. Хотя для Дюма я бы лично приготовил бы ризотто :- ))) Он не «прощает писателю его недостатки» - а любит его вместе с этими недостатками.
Секрет успеха Дюма — что он писал с тою же скоростью, с какой люди читают. Он сам себе был талантливый читатель в процессе письма. Он прочитывал каждый свой роман первым, не отрываясь, и отдавал следующему: почитай, мне понравилось.
Вспомните, как незадолго до смерти сам Дюма наконец нашел время почитать, что написал, и начал с “Мушкетеров”, и на вопрос сына сказал, как бог - демиург: “Хорошо!” Перечитав следом “Монте-Кристо”, заявил: “Не идет ни в какое сравнение с „Мушкетерами”. Он читал себя так же, как мы его – взахлеб, лихорадочно перелистывая страницы и местами вслух!
Возможно, что это только легенда, но, помнится, Дюма встретил однажды такого читателя на ярмарке Сен-Жермен.  Молодой человек шел сквозь праздничную толпу, держа перед собой книгу, не замечая ничего вокруг, и Дюма увидел свое имя на обложке. Он остановил его, и воскликнул: «Вот читатель, о котором я всегда мечтал! Он предпочел мою книгу всем соблазнам воскресного Парижа!»
Вряд ли кто-либо сможет сравниться  с СанСанычем в таланте писателя. Но что касается таланта читателя – здесь у нас все шансы. :- ))))
Всегда ваш,
Матье де Морг

0


Вы здесь » Нечестивец » "Газетт" » "Газетт" №1 (1) август 2007 года