Нечестивец

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нечестивец » Сломанная табуретка » Стихийный атеизм Александра Дюма


Стихийный атеизм Александра Дюма

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Думаю, все согласятся, что мировоззрение автора не может не отражаться в мировоззрении его героев. Сам Дюма, судя по его высказываниям и отзывам тех людей, кто его хорошо знал (сына, например), был атеистом. Даже не агностиком.  А вот что можно сказать о его героях в этом плане?

0

2

Стихийный атеизм Александра Дюма

Как известно, Сан Саныч был атеистом и материалистом, и глубоко презирал всякого рода предрассудки и суеверия. Этот факт прямо-таки покоя не давал Дюма-сыну (поведение которого вообще характерно для многих поклонников Дюма: любя его и восхищаясь им, они все-таки не принимают его до конца таким, каков он есть,  снисходительно пытаясь «исправить его недостатки»). Так вот, Дюма-сын очень переживал, что беспутный папенька в господа не верует, и после его смерти всячески распространял слухи, что, мол, отец перед смертью помирился с церковью. Полное опровержение этому было получено, когда в Вилле-Котре  вскрыли гроб Дюма, чтобы поместить его останки в Пантеон.  В гробу были только одежда и медальон с портретом матери. Он умер, как и подобает настоящему мужчине: не отказавшись от своих убеждений даже перед лицом смерти. И переносили его прах в Пантеон тоже безо всяких церковников.
Сан Саныч являлся живым опровержением двух распространенных заблуждений: 1) что писателям нужна сублимация, то есть переключение энергии влечения в творческое русло (ха! рассказали бы Дюма про сублимацию! вот бы он повеселился!) и 2) что религиозное чувство является врожденным, и человеку свойственно с младенчества преклоняться перед некоей высшей силой. Вспомните, как поступил четырехлетний Александр, когда узнал о смерти отца:

Он взял ружье отца и стал карабкаться вверх по лестнице.
- Ты куда? – спросила мать.
- На небо. Я убью  Господа Бога, который убил папу.

Если и были у Дюма врожденные чувства, то это было чувство справедливости. Смерть отца, сорокачетырехлетнего смуглого великодушного атлета – это не неизбежность, а несправедливость, и нет значения, от кого она исходит! Отомстить за несправедливость любому, кто ее допускает, как бы высоко он не стоял – вот основа  мировоззрения Дюма.
Конечно же, Дюма не сильно стремился афишировать свои атеистические взгляды: тогдашнее общество косо бы на него посмотрело и подвергло бы остракизму, как пить дать.  К тому же он придерживался философии «живи и дай жить другим»: точно так же рассуждал в свое время знатный философ Пьер Гассенди: «Я не хочу сидеть в тюрьме, милостивые государи, из-за Аристотеля». Казалось бы, просвещенный XIX век на дворе, костры инквизиции уже не горят и еретикам животы не вспарывают. Но если вспомнить,  что еще совсем недавно, в 1950 году, не менее знатного философа Бертрана Рассела лишили кафедры в университете, всячески травили и не давали печататься именно за проповедование атеизма, то позиция Дюма вполне понятна и разумна.

0

3

Любимый герой самого папы Дюма, гордый сын Гасконщины д'Артаньян подчеркнуто арелигиозен. И креста не носит. О вере он говорит не иначе как с юмором, подкалывая Арамиса:

- Вот подходящая минута, чтобы посвятить свою жизнь царю царей, если вы желаете сделать ему приятное: «Non inutile desiderium in oblatione».

- Епископ, дорогой друг, должен соблюдать внешние приличия больше, чем какой-нибудь церковный служка.
- Черт возьми! Вот слова, которые меня примиряют с вашим преподобием: внешние приличия! Это - слова мушкетера! Да здравствуют внешние приличия!

Особенно показателен в этом смысле один из немногих эпизодов в книге, когда герои говорят на темы морали и веры: «обед на старый лад». Атос снова и снова возвращается к больной для него теме, оперируя терминами «возмездие» и «судьба». И д'Артаньян на вопрос, не тяготит ли казнь миледи его совесть, твердо отвечает:

- Когда мне вспоминаются эти ужасные дни, я думаю только об окоченевшем теле несчастной госпожи Бонасье. Я часто сожалею о несчастной жертве, но никогда не мучусь угрызениями совести из-за убийцы.

Д'Артаньян всегда и во всем полагается только на самого себя, и готов нести ответственность за свои поступки, не перекладывая ее на бога.

Его девизом было: поступай хорошо, и пусть говорят, что хотят.

Только настоящим атеистам, которые принимают все невзгоды и несчастья с гордо поднятой головой, не пресмыкаясь перед всемогущим и всемилостивым господом, как  жалкий раб, присущ такой взгляд на вещи.

0

4

Кстати, вот интересный момент, на который редко обращают внимание. В этой же сцене, в трактире «Отшельник», Портос сначала говорит, что он «совсем забыл эту историю».

- Честное слово, забыл. Это было давно.
- Значит, это не тяготит вашу совесть?
- Нисколько!

Но уже пять минут спустя он припоминает все подробности казни вплоть до того, где кто стоял! Что-то я не верю этим хитрым рожам, как выражался его величество король Людовик XIII. Не бывает такой странной амнезии. Тем более что не такое это было дело, чтобы его забыть.
Просто Портос в этой сцене повел себя так, как поступил бы сам Дюма. Нельзя забывать, что, хотя Дюма из скромности и показывает Портоса нарочито в приземленном и юмористическом ключе (за исключением, пожалуй, последних глав «Виконта»), но именно Портос есть альтер эго автора. Этикам больно и  напоминать людям о неприятном. И поэтому они до последнего стараются избежать этой темы. Но уж когда Портос говорит, то говорит начистоту:

- И знаете что? Клянусь вам троим, что если бы не подвернулся тот палач из Бетюна,  я сам бы отрубил голову этой злодейке, и рука моя не дрогнула бы!

Я уверена, что если бы Дюма довелось самому попасть в подобную ситуацию, он так бы и поступил. Опять – таки мы имеем материалистический и атеистический подход. Вера велит нам ждать правосудия от бога: «мне отмщение и аз воздам». Мол, господь отомстит неправедным раньше или позже, так что сиди, молись и не дергайся. А атеисты заявляют: я и есть правосудие! Я – Вершитель правосудия, и если я не восстановлю справедливость, этого не сделает никто!
Отсюда прямая дорога к графу Монте-Кристо. Но к этой теме мы еще вернемся.

0

5

На этом фоне особо лицемерным выглядит поведение нашего служителя культа – Арамиса. Если в «Трех мушкетерах» его показная набожность (все эти цитаты из библии, моления у аналоя и т.д. никого в заблуждение не вводят) есть предмет шуток автора, то уже в «»Двадцати годах» Арамис предстает перед нами законченным циником и лицемером:

- А в конце концов, - сказал Арамис тем философски-безразличным тоном, который он усвоил себе, вступи в духовное звание, и в котором было больше безбожия, чем веры в бога,  - в конце концов, зачем думать об этом? Что сделано, то сделано.

Арамис, ставший священником полуслучайно –полуневольно, по своей сути кто угодно, но только не служитель господа.  Религия для него – только средство достижения личных целей. И не более. Следуя девизу своего милого общества и заветам маньяка-фанатика Игнатия Лойолы, он идет на любые жертвы ради своих целей, в буквальном смысле ступая по трупам.
Генрих IV любил говорить, что не верит в три вещи: в девственность королевы Елизаветы, непогрешимость папы римского и в то, что король Филипп II – истинный католик. Одна из вещей, в которые не верю я – что Арамис верил в бога.
Кстати. Любопытное совпадение. Не припоминаете ли вы еще одного знаменитого семинариста- недоучку, который тоже пуще всего на свете хотел власти? Его звали Иосиф Джугашвили.
Впрочем, ироническое изображение церковников характерно для Дюма. Но иногда мягкая ирония сменяется горьким сарказмом.

0

6

Пожалуй, что единственный глубоко и, кажется, искренне верующий дюмовский герой – это Атос. И шо таки это ему дало?

0

7

Христианство велит со смирением и покорностью принимать все невзгоды и несчастья – это, мол, тебе воздаяние за грехи. Христианство велит не впадать в отчаяние и безнадежность. Христианство не велит накладывать на себя руки – неважно, что выступает орудием самоубийства, пуля, веревка или стакан. Наконец, христианство велит прощать своих врагов.
Мне кажется, что в атосовой голове вбитые туда в детстве догмы вошли в противоречие с его собственным жизненным опытом, что и вызвало мировоззренческий кризис.
Атос выступает прокурором и главным обвинителем миледи, причем  в «Трех мушкетерах» у него нет ни тени сомнения в том, имеет ли он право казнить преступницу – ни в первый раз, ни во второй. Он считает себя орудием в руках господа, и поэтому смело выносит приговор.
 

- Вы не женщина. Вы не человек – вы демон, вырвавшийся из ада, и мы заставим вас туда вернуться!

Интересно, что в «Двадцати годах» у него уже диаметрально противоположная точка зрения! Его явно мучит совесть – несмотря на то, что он утверждает обратное!  Такое чувство, что умом –то он понимает, что поступил правильно, убив миледи, но из подсознания у него прорывается глубинный, затаенный страх перед божьим гневом, который вот-вот обрушится на его голову:

- Если с Раулем случится несчастье, то я усмотрю в этом возмездие.

То есть что получается: с одной стороны, он признает что бог -  последний судья и все, что делается на земле, делается с его ведома,  а с другой – боится, что господь привлечет его к ответственности по статье!
Христианство вообще гениальная религия. Особенно умиляет меня концепция имманентного греха. То есть:  ты грешен и виноват перед господом уже тем, что ты на свет родился! Первородный грех! И всю жизнь ты должен доказывать богу, что ты не верблюд. Господь выбирает тебя орудием правосудия – и тебя же накажет за это! Все хорошие психологи знают: лучший способ управлять человеком – внушить ему чувство вины, причем непонятно за что. И несмотря на то, что всевидящий, всемогущий и всезнающий господь наперед уже все решил и предопределил все твои поступки, каждый твой чих  - но ты все равно грешен перед ним и виноват!
На этой почве у любого начнется кризис, не только у завязавшего алкоголика.
Кстати, вы в курсе, что большинство маньяков – убийц были глубоко верующими людьми? Они были искренне убеждены, что господь их ведет и направляет.
В христианстве есть еще один подводный камень. Вера в то, что все в руках божьих и только от него одного зависит твоя жизнь, приводит к выводу о собственной ничтожности:

- Бог создал все, что мы видим, он также создал и нас. Мы- ничтожные атомы, брошенные им в просторы вселенной.

Но если все предопределено заранее, и изменить ничего нельзя – то к чему тогда эта жизнь? Отсюда,  из его убежденности в бесцельности собственного существования, и эскейпизм Атоса, и его апатия, и пьянство – и все это во многом следствие религиозных установок.
В конце концов эти противоречия в мировоззрении Атоса достигают пика, и в отчаянии он богохульствует!

- Я сохранил только два сильных чувства: чувство к моим друзьям, чувство отцовского долга, и любовь к богу, чувство благоговения перед ним. И теперь я  ощущаю всем существом, что если господь допустит, чтобы мой друг или сын испустил в моем присутствии дух… Я молю бога пощадить мою слабость; но если он поразит меня в самое сердце, я прокляну его!

Вера в бога – порождение страха. Страха перед смертью, страха бесцельности существования, страха беззащитности. Вера, по идее, должна давать человеку успокоение, опору и надежду. Но это разновидность временного успокоения, вопреки бьющей в глаза реальности. Поэтому вселяемая «надежда» оправдывает существование религии, но лишь до тех пор, пока не осознаётся, что разрушительный побочный эффект подобной «психотерапии» многократно превышает лечебный.  Рано или поздно человек понимает, как понял это Атос, как понял это Левий Матвей в день казни Иешуа, что нечего надеяться на Большого Дядю, который придет в нашу песочницу, одарит хороших мальчиков конфеткой, возвратит назад игрушки, которые отобрали мальчиши-плохиши, и накажет гадких хулиганов.

- Человек должен быть ко всему готовым, должен бестрепетно идти навстречу всему.

- говорит нам Александр Дюма устами д'Артаньяна.

0

8

Европейскую литературу нельзя рассматривать вне контекста христианства, вся европейская культура берет свои истоки именно в нем. Дюма считал, что существует некий вселенский механизм равновесия, сохраняющий мировую гармонию и борющийся с разрушительными силами вселенной- это Провидение, «дитя Господне» (см. «Граф Монте-Кристо»). Вся внутренняя логика романов Дюма показывает, что не только от свободной воли героев зависит их судьба и судьба окружающих их людей. Почему Дюма убивает мушкетеров, оставляя в живых лишь Арамиса (и не хуже ли это смерти?)? Такова внутренняя логика сюжета, и Дюма не может отступить от нее.
Духовная глубина персонажа зависит во многом от его взаимоотношений с Богом. Самый простой пример- Атос или граф Монте-Кристо.
Провидение- Высшая Справедливость, против которой идти нельзя,- берет свое начало все-таки в христианстве.

0

9

Я тоже считаю, что есть объективно действующий механизм сохранения справедливости. Но только где доказательства, что в основе его лежит божественная сила?
ТО есть - вы не согласны, что Дюма был атеистом?

0

10

Идея Высшей Справедливости вышла из христианства. Интерпретировать ее автор может по-разному, но начало свое она берет именно в христианской философии.
Мне кажется, нельзя однозначно ответить на вопрос, был ли Дюма атеистом или нет.  Если он не соблюдал внешние обряды, налагаемые католической церковью, это  не говорит о том, что он отвергал существование Бога вообще. Скажем так, он был свободен от предрассудков, возникших на религиозной почве, но не от влияния христианской философии на его мировоззрение как писателя.

0

11

Черный_Принц написал(а):

Идея Высшей Справедливости вышла из христианства.

Не могу с этим согласиться. Это утверждение не подкреплено доказательствами. И у других народов, и в других философиях, не связанных с христианством, эта идея присутствует.

Черный_Принц написал(а):

Если он не соблюдал внешние обряды, налагаемые католической церковью, это  не говорит о том, что он отвергал существование Бога вообще.

Я повторяю еще раз. Дюма не считал нужным открыто афишировать своих атеистические взгляды из-за давления общественных стереотипов, но люди, близко его знавшие, отзываются о нем как об атеисте. Постараюсь найти и привести цитаты в подтверждение.

0

12

В теории европейской литературы идея Высшей Справедливости вышла из философии христианства. Естественно,  эта идея в том или ином виде присутствует в других религиях.
Был ли атеистом Александр Дюма или нет- это слишком сложный вопрос, чтобы ответить на него однозначно. Во всяком случае, в его литературных произведениях, на мой взгляд, не утверждается позиция материализма ни в какой степени. Напротив, я бы сказала, что он переосмысливает идеи христианской философии, но никак не отрицает существование Бога как носителя этой Высшей Справедливости.

0

13

Любая религия старается узурпировать все моральные ценности человечества и объявить безапелляционно, что только верующие люди этими моральными ценностями и обладают. Приравнивать веру в бога  и согласие с принципом объективной справедливости мне кажется неправомочным.

Черный_Принц написал(а):

Во всяком случае, в его литературных произведениях, на мой взгляд, не утверждается позиция материализма ни в какой степени

Пожалуйста, приведите аргументацию  и цитаты, как это сделала я.

0

14

Черный_Принц написал(а):

Духовная глубина персонажа зависит во многом от его взаимоотношений с Богом.

Мда. Я, значится, получаюсь мелкой плоской бездуховной личностью? Как есть я махровый атеист?

0

15

Вся внутренняя логика романов Дюма подчиняется провиденческой логике, Высшей Справедливости, если хотите. Какова природа этой высшей справедливости, каждый решает для себя сам. Уже одним своим присутствием в его романах она доказывает то, что Дюма более чем далек от позиций материализма- и цитаты из произведений тут ничего не докажут.

Treville написал(а):

Мда. Я, значится, получаюсь мелкой плоской бездуховной личностью? Как есть я махровый атеист?

Я говорила про литературных персонажей Дюма, но никоим образом не переходила на личности.

P.S. Я ни в коей мере никому не навязываю свою точку зрения, не прошу ее разделять и не забочусь о том, чтобы заставить кого-то разделять ее. Я лишь ее высказываю.

0

16

Черный_Принц написал(а):

Какова природа этой высшей справедливости, каждый решает для себя сам. Уже одним своим присутствием в его романах она доказывает то, что Дюма более чем далек от позиций материализма

Не согласна. Натяжка. Почему и с какой стати принцип высшей справедливости не сочетается с позицией материализма? на мой взгляд, считать справедивым закон высшей справедливости, так же, как и законы Ньютона, и закон гравитации, и прочие законы материального мира, можно и не веря в бога. Вы не согласны с этим?
Я никоим образом не обвиняю вас в переходе на личности. А если серьезно - неужели образ верующего Атоса глубже образа неверующего дАрта по определению?

0

17

Поясню свою мысль.
Вы считаете, что если

Черный_Принц написал(а):

Вся внутренняя логика романов Дюма подчиняется провиденческой логике

, то, значит, он не был материалистом.
Материалисты и атеисты вовсе не отрицают наличие объективно действующих законов вселенной и причинно-следственных связей между событиями. Но для пояснения механизма их действия они не задействуют идею бога или инйо сверхъестественной силы.
Триста лет назад считалось, что болезни насылает бог в наказание за грехи. теперь же механизм распространения эпидемий раскрыт,  и никто, кроме самых дремучих сектантов, не думает, что холера и чума- это божья кара человечеству.
Все знают, что ускорение свободного падения составляет 9,8 м/с2. Почему именно так - пока неизвестно. Подчеркиваю: пока.Но придет время - и все выяснится.
Думаю, то же самое можно сказать и про закон Высшей Справедливости, он же Провидение. Так же, как и в случае с гравитацией, мы знаем, что он действует, мы знаем (в общих чертах), как он действует, но почему - пока не в курсе дела. Но нет никаких причин объяснять их действие божественным вмешательством.

Вот почему я считаю, что, несмотря на то, что романы Дюма проникнуты идеей Провидения, это еще не доказывает, что он не был атеистом.

0


Вы здесь » Нечестивец » Сломанная табуретка » Стихийный атеизм Александра Дюма