Нечестивец

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нечестивец » "Газетт" » "Газетт" №4(4) за ноябрь 2007 года


"Газетт" №4(4) за ноябрь 2007 года

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://img68.imageshack.us/img68/8852/19085725aj6.jpg

0

2

Письмо редактора

Добрый день, уважаемые читатели!
Матье часто упрекает меня в том, что я легко пасую перед трудностями и впадаю в панику из-за малейшей неудачи. Но, право же, руки сами опускаются, когда видишь, что твоя работа не находит отклика. Зрелище почтового ящика «Газетт», пустого, как мушкетерский карман перед получкой, наводит меня на скорбные мысли о бренности и тщете всего сущего, бессмысленности и ненужности журналисткой работы и прочие не способствующие творческому процессу размышления. Единственное, что не позволяет мне окончательно впасть в уныние – оценки под статьями; значит, кому-то все же наша работа небезразлична.
Г-н кардинал, заботясь об уровне наших публикаций, прислал нам нового сотрудника. Представляю вам Марка Антуана де Сен-Амана, знатного поэта и вольнодумца, который в ноябре влился в наш маленький коллектив как в переносном, так и в прямом смысле. В этом достойном дворянине ум и образованность так затейливо сочетаются с задорным нравом, язвительным остроумием и склонностью к злоупотреблению горячительными напитками, что я прямо опасаюсь его влияния на и без того морально нестойкого Матье де Морга. Что ж, поживем – увидим. Г-н Сент-Аман будет заниматься в нашем издании  освещением творчества своих коллег-поэтов, рассказывая нам о том, что составляло культуру Франции начала XVII века. Кроме этого, мы публикуем и его новые стихотворения.
Рекомендую также вашему вниманию дебютную статью Графини, нашего нового внештатного корреспондента, и литературный анализ Черного Принца.

За сим прощаюсь и остаюсь вашим покорным слугой,
Теофраст Ренодо

0

3

Три выбора г-на д'Артаньяна - сына

Образованные критики, большого ума благородные доны,  считают хорошим тоном отказывать романтизму  в глубине и идейности. Мол, какую философскую нагрузку может нести это шпагомахательство в перьях и кружевах. Но Дюма, в отличие от унылого Коэльо и прочих постмодернистов, имеет четко и последовательно сформулированную систему светлых ценностей. И что самое главное, Сан Саныч свой моральный кодекс, и, если хотите, даже философскую систему подает не навязчиво и не дидактично. Он предоставляет читателю возможность самому решить, что такое хорошо, а что такое плохо. Его герои делают выбор, и вместе с ними делаем выбор мы.
Как и положено восемнадцатилетнему бандерлогу, не имеющему ровным счетом никаких убеждений, кроме папиных рекомендаций, д'Артаньян вначале лезет на рожон, затевает ссоры и сует нос не в свои дела, нимало не задумываясь о последствиях, разве что в несерьезной форме:

Если я буду убит, то буду убит мушкетером!

И у монастыря Дешо свой первый выбор д'Артаньян делает мгновенно и импульсивно:

Ему предстояло выбрать между королем и кардиналом, и, раз выбрав, он должен будет держаться выбранного. Вступить в бой – значило не подчиниться закону, значило рискнуть головой, значило стать врагом министра, более могущественного, чем сам король.

Казалось бы, выбор его не продиктован ничем, кроме пылкого юношеского максимализма и романтических мечтаний о вожделенном мушкетерском плаще. Но фактически в этот момент он выбирает свободу – свободу поступать так, как он считает нужным, право каждого свободного человека принимать решения  и расплачиваться за них.
Другое дело, что он не вполне еще понимает, что именно он выбрал и как это повлияет на его жизнь.
Ко второму выбору д'Артаньян подходит уже гораздо более осознанно. На аудиенции у кардинала вовсе не «серьезное и суровое лицо Атоса» остановило его, когда он почти уже готов был принять предложение Ришелье – это была его собственная совесть.
В двухпартийной системе романа король олицетворяет Родину - прославленную, пылкую и слабую, а кардинал -  идеологию, всевластную, жестокую и фальшивую. Это так понятно и близко России - разделение на патриотов истинных (мушкетеры короля) и государственных (гвардейцы кардинала). Я уж молчу про Украину. И каждому из нас, кто, подобно д'Артаньяну, выбирает служение Родине, а не власти, деньгам, богатству, успеху, обязательно вспоминаются слова Атоса: «Вы сделали то, что должны были сделать, но, может быть, вы совершили ошибку».
Это раздвоение образа Родины - истинно русская черта. Может быть, именно поэтому Дюма стал нашим национальным писателем. И зачастую только «влияние поистине благородного характера» Сан Саныча не позволяло нам продать свою совесть по сходной цене.

- Уж не зашло ли ваше самомнение так далеко, что вы вообразили, будто я предлагаю вам меньше того, что вы стоите? – спросил кардинал с презрительной усмешкой.

Стоя на пороге кардинальской библиотеки, д'Артаньян, к этому моменту уже начавший расхлебывать последствия своего первого выбора, хорошо оценивает риски и перспективы. Он понимает, что ставит жирный крест на своей карьере, на мечтах о славе, о деньгах, предвидит и будущие несчастья. И пусть даже решение его определили в большей степени эмоции, чем рассудок и трезвый расчет, все же оно вызывает уважение.
А вот перед тем, как сделать свой третий выбор, д'Артаньян колебался долго и мучительно:

- О, что за скверная служба! Что за жалкий властелин! Такая жизнь невыносима! Пора мне решиться на  что-нибудь! Завтра же сбрасываю с плеч этот мундир!

Подумайте, как тяжело было в пятьдесят лет решиться полностью изменить свою жизнь, уйти со службы, лишиться какой-никакой опоры и стабильности и пуститься в свободное плавание! Какое мужество нужно для того, чтобы бросить в лицо королю все проглоченные когда-то обиды! Уставший от несправедливостей, унижений, разочарований и оскорблений, д'Артаньян идет на этот риск, чтобы сохранить самоуважение. Он должен доказать всем, и себе прежде всего, что он чего-то стоит.

- С этой минуты я не поступлю на службу ни к кому из королей и буду сам себе господином.

Вы не ценили меня, пренебрегали мною, вспоминали обо мне только когда жареный петух клюнет,  а потом неблагодарно отворачивались? Довольно, я не стану больше покорно довольствоваться вашим  «Попозже»!

- Я переменил формулу, и когда мне говорят: «Попозже!», я отвечаю: «Теперь же!»

Самоуважение – это то, чего многие из нас лишаются незаметно для самих себя, находя  тому массу уважительных причин и оправданий.  Мол, время сейчас такое, жизнь такая, поклоном спины не сломаешь, а трудами праведными не наживешь палат каменных. Именно за этот третий и самый тяжкий выбор я уважаю д'Артаньяна больше всего.
Выйдите на улицу, и взгляните на проходящих мимо людей. Вглядитесь в эти согнутые спины, потухшие глаза, опущенные взгляды, выражения лиц. В нашей стране, в которой достоинство и права человека попирались веками,  в которой выгодно быть или бандитом, или рабом, моральные ценности Дюма – свобода, совесть и самоуважение -  нужны как воздух под водой.
Читатели вольны одобрять или порицать выбор д'Артаньяна. А для Дюма он был естественным. Он ничего другого даже представить себе не мог. Этого нам еще предстоит достичь.

Искренне ваш,
Теофраст Ренодо

+2

4

Кирхе, киндер, кюхе!

Рецензия на фильм «Мадемуазель мушкетер» 2004 года выпуска
http://foto.rambler.ru/public/espada/1/36/1-web.jpg

Режиссер – Стив Бойюм
Сценарий – Сандра Вейнтрауб
Композитор – Мадер
Валентина – Сюзи Эми
Мазарини – Жерар Депардье
Д'Артаньян  - Майкл Йорк
Атос – Кристофер Кейзанов
Портос – Джон Рис – Девис
Арамис – Алан Кордюнер
Виллеруа – Маркус Жан Пире
Леди Болтон  - Настасья Кински
Гастон – Каспар  Зафер
Антуан – Эндрю Мусельман
Этьен – Нико Никотера

В 1660 году во Франции жилось вообще нелегко, а в армии так просто невозможно. Армия наша терпит поражение за поражением в горах Пиренеях от злобных испанцев, а все почему? Потому что гнусный Мазарини, подстрекаемый своей гнусной жадностью, все боеприпасы, провиант, фураж и прочие заприходованные ценности отправляет вовсе не армии, а прямиком на родину в Италию. А король при этом, немелкий уже такой мальчик, двадцать два годика уже стукнуло, и в ус не дует. Знай себе играет с кардинальской племянницей в индейцев и в любовь.
http://img259.imageshack.us/img259/5222/68501047cs7.jpg
Но недолго осталось ему изображать Чингачгука, потому что кардинал задумал НЕДОБРОЕ!! Он добыл письмецо Анны Австрийской к Бэкингему, где черным по белому написано, что настоящим папашей Людовика XIV был покойный герцог, а вовсе не Людовик XIII (и даже и не д'Артаньян, как считают создатели фильма «Человек в железной маске»). «Ха-ха-ха, теперь я буду ПРАВИТЬ МИРОМ!» - говорит кардинал и кладет письмо в надежное  место – в ящик письменного стола.
Кстати, о д'Артаньяне. Самый Великий и Ужасный  Фехтовальщик Всех Времен и Народов давно уволился со службы, уехал в родное село, женился на некоей Сесиль, которая держит его под каблуком, и принялся разводить свиней.
http://img144.imageshack.us/img144/7154/17214203jm9.jpg
Развел аж целых три, а назвал…да, вы угадали, Атос, Портос и Арамис. Намекая, очевидно, на облико морале своих товарищей. Но общаться только со свинокопиями друзей ему было скучно, поэтому он обзавелся дочкой Валентиной, натаскал ее драться на шпагах и периодически, когда ностальгия заедала, устраивал с ней  ролевые игры на открытой местности.
http://img512.imageshack.us/img512/2752/69893821va7.jpg
Воздух свободы и неумеренное потребление внутрь знаменитого гасконского арманьяка сыграли злую шутку с ветераном Ла Рошели. Он вбил себе и дочке в голову, что ее ждет карьера мушкетера. Резонный аргумент мамаши, что женщины в армии вообще-то не служат, они проигнорировали. И вот д'Артаньян наскоро воспроизводит по памяти те наставления, которые слыхал когда-то от папы, вручает дочери свою шпагу и отправляет дитятко в Париж.
http://img512.imageshack.us/img512/732/99474894qx4.jpg
А в Париже жилось неспокойно, а мушкетерам так просто невозможно. Потому что капитан кардинальских гвардейцев Виллеруа тоже задумал НЕДОБРОЕ!! В свое время его не приняли в мушкетеры, и вот теперь он решает а) отомстить б) страшно отомстить. А именно: перебить весь личный состав роты, включая капитана, барабанщиков и лошадей, а потом, обрядившись в их плащи, натворить кучу гнусностей.
http://img512.imageshack.us/img512/625/95862069re3.jpg
Комментарий г-на де Тревиля: Честно говоря, когда я увидел, во что превратилась рота  и кого туда берут, я согласен помочь Виллеруа в его намерениях. Святая пятница, как говорил король Генрих! Признаю, что, несмотря на все мои старания навести дисциплину среди этих раздо… пардон, благородных господ, образцового порядка в роте никогда не было, но не до такой же степени! Притон шулеров, мелких воришек, уличных хулиганов, бомжей и гопников – вот какой видит мою роту  сценаристка Сандра Вейнтрауб!
http://img101.imageshack.us/img101/346/97200137qx3.jpg
И самыми отъявленными среди них оказались типы, называющие себя сыновьями моих любимцев, не побоюсь этого слова, неоднократно украшавших собою Доску Почета нашего некогда славного полка…*пятно от скупой мужской слезы*

Конечно же, бравый капитан Фино сказал Валентине не морочить ему голову и в мушкетеры не принял, но зато неугомонная девица поссорилась с… как, вы опять догадались? Конечно же! Любі друзі знатного свинозаводчика д'Артаньяна тоже времени зря не теряли и сострогали каждый по сынку: Атос – Гастона (не в честь ли Орлеанского?),
http://img101.imageshack.us/img101/6128/38765816ft3.jpg
Портос – Антуана,
http://img208.imageshack.us/img208/5682/18331055cj2.jpg
а Арамис – Этьена.
http://img512.imageshack.us/img512/8971/47369433sn0.jpg
Все трое – идиоты клинические (интересно, проходят ли кандидаты в мушкетеры психиатрическую экспертизу? или хотя бы тест на IQ?), а Этьен к тому же еще и косоглазый.  Но до драки дело не дошло – все участники дуэли вспомнили вдруг, что играли в одной песочнице, да и не до дуэлей нонеча – есть дела поважнее! Ведь аццкий Виллеруа уже перебил добрых полроты мушкетеров вместе с несговорчивым капитаном Фино, а вторую половину засадил в Бастилию; да к тому же, обидевшись на кардинала Мазарини, он решает захватить в плен испанскую инфанту, едущую почему-то инкогнито в Париж, чтобы потом ПРАВИТЬ МИРОМ!
Самое интересное, господа, что это - не комедия и не пародия. Выпав в осадок от режиссерских изысков Стива Бойюма, я решил узнать, какие еще шедевры он породил. Оказывается, специализируется он на подростково -спортивных комедиях («Суперкросс», «Удар по воротам»), но также снял незабываемый отстой «Копи царя Соломона». После чего мне все стало ясно. Бойюм был искренне убежден, что делает приключенческий фильм в жанре плаща и шпаги! Но смотреть на плоды его трудов, не падая под стул от смеха, просто невозможно.
Учтите, я пересказал только четверть дебилизмов этого кинца; а чего стоят, скажем, старперы – мушкетеры, которые подрабатывают бродячими актерами по городам и весям, разыгрывая сценки из собственной биографии (да не пьян я! так в фильме!).
http://img101.imageshack.us/img101/2018/21589809tq4.jpg
А татуировка на шее в виде креста, которую наносят все гвардейцам кардинала!
Даже на  голливудском фоне вызывает презрение откровенно слабая игра актеров. Душераздирающее зрелище являет собой Майкл Йорк, уже игравший  в свое время д'Артаньяна в английской постановке «Трех мушкетеров». Могу с уверенностью утверждать, что он – худший д'Артаньян на свете. Джону Рис – Дэвису, по всей видимости, забыли сказать, что он снимается уже совсем в другом фильме, и он как играл, так и играет себе гнома Гимли.
http://img101.imageshack.us/img101/3079/24681775ix6.jpg
Кристофер Кейзанов и Алан Кордюнер заставят рыдать нервных атосоманов:
http://img101.imageshack.us/img101/8004/20248550hb7.jpg
и арамисопоклонников:
http://img508.imageshack.us/img508/3232/42256279xr6.jpg
Про молодых актеров даже нечего и сказать: бездари  - они и есть бездари. Но вот на что стоило посмотреть, так это на Жерара Депардье. Неужели он сам не понимает, как нелеп он и смешон в роли Мазарини!
http://img101.imageshack.us/img101/3943/46373632fj2.jpg
Впрочем, я, должно быть, несправедлив к Жерару. Он явно не ставил себе целью что-то вообще сыграть. Пришел, сел в кадр, поторговал лицом, срубил гонорар, и ушел. Ничего личного, только бизнес. Как жаль, что некогда хороший и сильный актер опустился до такого.
Особое недоумение вызывают сопливо-пафосные диалоги с лексикой уровня детского сада на фоне натужных попыток изобразить хоть какой-нибудь юмор. «Кирхе, киндер, кюхе! Церковь, дети, кухня!» - этот немецкий слоган не мешало бы припомнить не только кавалерист- девице Валентине, но и Сандре Вейнтрауб. Дамочка, не пишите больше.
Музыка невыразительна и мне лично кажется плагиатом с саундтрека к «Пиратам Карибского моря». На должности художника по костюмам продюсеры явно решили сэкономить.
Комментарий г-на де Тревиля: А меня лично огорчили убого поставленные сцены боев! Казалось бы, в фильме «плаща и шпаги» уж что-что, а фехтование и драки должны быть на высоте. И правильно этого Виллеруа  в мушкетеры не взяли! Добрую четверть часа он размахивает шпагой как цепом, и не может добраться до Валентины, вооруженной одной сковородкой!
http://img101.imageshack.us/img101/7563/28522036zy0.jpg
Резюмирую. Смотреть эту жалкую поделку американо-хорватского производства стоит только в качестве акта мазохизма.

Всегда ваш,
Матье де Морг

Отредактировано Матье_де_Морг (2007-11-29 17:20:45)

+1

5

Смесь французского с нижегородским
О книгах Николая Харина
http://foto.rambler.ru/public/espada/1/Harin_Nikolaj__Snova_tri_mushketera/Harin_Nikolaj__Snova_tri_mushketera-web.jpg

На сюжет «Трех мушкетеров» написано огромное количество переложений и продолжений знаменитого романа Александра Дюма. Некоторые из них были опубликованы на русском языке.
Современники упрекали Александра Дюма в том, что он не пишет свои произведения, а лишь приписывает свою фамилию к созданным другими работам.
Однако и при жизни Дюма выходили книги, к которым он не имел отношения и даже не знал об их существовании. Всемирная слава Дюма обеспечивала произведениям, ему не принадлежащим, быструю продажу. Большое количество таких книг вводило читателей в недоумение, бросало тень на писателя и порождало слухи.
В 1848 году Август Шрадер (1815-1876), настоящая фамилия Зиммель, опубликовал под фамилией Александра Дюма роман «Завещание графов Гамильтонов», которое позже стало печататься под фамилией истинного автора.
Немецкий писатель Адольф Мютцельбург (1831-1882) выпустил в 1856 году роман «Властелин мира», стилизованный под романы А. Дюма, а в 1868 году- еще один роман «Невеста с миллионами». Оба этих произведения были продолжениями романа А. Дюма «Граф Монте- Кристо». Немецкие издатели нередко публиковали романы Мютцельбурга под именем Дюма.
В конце XIX века появилось несколько книг, автором которых был назван Александр Дюма. Это были романы «Сын Портоса» и «Графиня Монте-Кристо». В аннотациях к ним говорилось, что они представляют собой перевод с английского и что Дюма по каким-то причинам скрывал свое авторство. Однако это подделки, и Дюма к написанию этих книг не имеет никакого отношения.
Продолжением романа «Три мушкетера» является роман Роже Нимье (1925-1962) «Влюбленный д’Артаньян, или Пятнадцать лет спустя», в котором, отталкиваясь от упоминания имени знаменитого мушкетера в письмах популярной в то время писательницы Мари де Рабютен- Шанталь маркизы де Севинье (1626-1696), писатель выстраивает увлекательный сюжет о возможных взаимоотношениях этих людей.
В 1996 году в Москве вышел перевод романа Жан-Пьера Дюфреня «Последняя любовь Арамиса». Автор этого произведения- современный парижский журналист.
В 1993 году новосибирское издательство «Сибирский центр СП Интербук» выпустило стотысячным тиражом роман «Сын графа Монте-Кристо», автором которого был Жюль- Ипполит Лермина (1839-1915 гг.) в 1885 году он издал во Франции романы «Сын графа Монте-Кристо» и «Сокровища Монте-Кристо». Однако в России в новосибирском издательстве «Сибирский центр СП Интербук» была издана отредактированная переводчиком французская публикация 1885 года.
Плодотворное, не имеющее прецедента в истории творчество Александра Дюма заставляло писателей не только создавать продолжения сюжетов романов Дюма, но и самостоятельные произведения на темы, уже затронутые в книгах Александра Дюма. Г. Фюлльборн (1837-1902 гг., литературный псевдоним- Георг Борн) выпустил несколько романов на темы, разработанные в романах Александра Дюма. Самый популярный из них- роман «Анна Австрийская, или Три мушкетера королевы».
В 1993 году появилось первое русское продолжение романа «Три мушкетера», автором которого является писатель из Таганрога Николай Алексеевич Харин. Книга вышла в издательстве Ростова- на- Дону под полным названием «Воспоминания графа де Ла Фер. Неизвестные ранее приключения господ Атоса. Портоса, Арамиса и д’Артаньяна- серых мушкетеров его величества короля Франции Людовика XIII де Бурбона, или Снова три мушкетера, хотя вернее было бы сказать: четыре».
Русское продолжение истории о мушкетерах было выпущено издательством «Вагриус» в 1997 году.
Книга Н.А. Харина открывается предисловием, в котором говорится, что рукопись его была получена его прадедом от самого Дюма во время пребывания писателем в Нижнем Новгороде в 1858 году. Таким образом, Харин уверяет читателя в подлинности авторства Дюма, но при этом предупреждает, что при переводе рукописи текст был почти полностью переписан им самим. Это не попытка плагиата, это «материализовавшаяся мечта о новой встрече с любимыми героями».
Действие романа начинается осадой Ля-Рошели. Автор взял за правило не отступать от исторической хронологии событий, поэтому в книге будет все- и завершение осады, и Итальянская кампания.
В историческую канву романа Харин очень умело вписывает судьбы главных героев повествования, следуя традиции Дюма. Д’Артаньян получает задание от кардинала проникнуть в Ля-Рошель и склонить жителей сдаться королевским войскам. Гасконец проходит через многочисленные опасности, чудом избегает смерти на виселице и влюбляется в племянницу адмирала Гитона Камиллу де Бриссар. Обратите внимание на инициалы девушки- КБ, вызывающие в памяти инициалы Констанции Бонасье. Д’Артаньян понимает, что его старая любовь забывается, уступая место
новым чувствам.
Арамис вступает в очередную интригу и навещает в Туре опальную герцогиню де Шеврез. Поведение Арамиса не всегда понятно читателям, его дела окутаны тайной и разобраться в них весьма непросто. Здесь есть все: и ясновидящие, и иезуиты, и поиски эликсира бессмертия, и связи с Испанией…
Именно в этой книге показано, как распадается четверка неразлучных. Сначала уходят Портос и Арамис, а затем и Атос оставляет службу. В конце романа д’Артаньян остается один.
Большим плюсом этого продолжения истории о мушкетерах является то, что автор постарался сохранить характеры главных героев в неприкосновенности. Очень хорошо заметно, насколько бережно Харин относится к первоисточнику и не вносит никаких изменений ни в биографию, ни в черты характеров ведущих персонажей.
В изображении исторических событий и персонажей автор также следует традиции Дюма и не вносит никаких изменений ни в характер кардинала Ришелье, ни в характер короля. При этом образы кардинала-правителя Франции и послушного его воле короля в романе утрируется до предела.
Действие развивается довольно динамично, повороты сюжета автор всегда старается объяснить логически.
Та же самая ситуация складывается и во втором романе Николая Харина «Д’Артаньян в Бастилии». Действие романа начинается незадолго до Дня Одураченных, а заканчивается провалом заговора Гастона Орлеанского в 1632 году и казнью маршала Марийака.
Попавшего по воле кардинала в Бастилию гасконца пытаются спасти друзья, придумавшие оригинальный план побега и вернувшиеся ради этого в Париж. Приключения троих друзей происходят на фоне организации очередного заговора против всемогущего кардинала Ришелье.
Вторая книга написана в том же стиле, что и первая, и является ее продолжением.

Черный Принц,
внештатный корреспондент «Газетт»

Отредактировано Теофраст_Ренодо (2007-11-29 16:57:37)

+2

6

Игры разума
О романе Артуро Переса – Реверте «Клуб Дюма, или Тень Ришелье»
http://foto.rambler.ru/public/espada/1/cover/cover-web.jpg

Задумывались ли вы когда-нибудь о том, какие бывают читатели? Внимательные, всеядные, снисходительные, запойные – с этими давно все ясно, и писать о них – значит, отнимать хлеб у наших коллег с кафедры литературной критики и редактирования. Объектом нашего пристального внимания станет другой, новый тип читателя, блестяще описанный в романе Артуро Переса-Реверте «Клуб Дюма или Тень Ришелье».
Небольшой томик издательства «Иностранка» (формат 75*100/32, усл. печ. листов 26,41) представляет собой книгу в книге, или, скорее, книгу о книге, построенную по принципу матрешки. Не успеваешь оглянуться – как вдруг оказываешься на другом уровне восприятия реальности, и вместе с главным героем пытаешься понять законы уже придуманной кем-то игры, ибо «никто, сражающийся не по правилам, этого не достигнет». Если представить весь мир как огромную книгу, то читать ее можно по разному: поверхностно, не вникая в суть явлений или вдумчиво, пропуская через себя. Именно вдумчивое чтение приводит к появлению читателя «второго уровня», который не только читает, но и примеряет на себя маски, роли и тексты, смешивая тем самым выдумку и быль. Поэтому основную мысль романа можно сформулировать так: весь мир театр, все люди в нем актеры, но принимать правила или отказаться от них – осознанный выбор каждого. И не всегда приходится выбирать то, что нравится. Объемность и красоту сюжету придают две параллельные линии развития: поиск «Девяти врат» и установление авторства «Анжуйского вина», прихотливое переплетение которых способно поставить в тупик любого. Маски персонажей легко узнаваемы: коварная интриганка, шпион-убийца, гений зла, хранитель, лучший друг и, наконец, сам герой романа. С ним-то и происходят странные и порой опасные приключения, но, по законам жанра, он в целости и сохранности доберется до финала и расскажет свою историю от начала до конца. Имя ему – Лукас Корсо: человек, который бежит. Известно, что препятствия преодолеваются легче, когда бежишь к цели, вот только как определить верное направление, если законы игры тебе неизвестны? И как отделить реальность от вымысла, если одна без другого существовать не может? Выбор Корсо вначале прост и очевиден:

«Корсо тихо выругался. Он отдал бы инкунабулу в хорошем состоянии за возможность двинуть по роже тому, кто сочинил этот нелепый сценарий».

По мере развития сюжета отношение героя меняется, он легко идентифицирует себя и окружающих в «ирреальном мире», раздает роли и даже принимает участие в написании сценария, правда, с некоторыми оговорками: «

Хорошо бы узнать, записан ли где-нибудь конец всей этой истории? Или Корсо самолично сочиняет его по оду дела – главу за главой?»

И когда наступает развязка, мы видим перед собой другого Корсо. Да, конечно: «у тебя еще есть время повернуть назад. И тогда ничего из того, что произошло, никогда не произойдет, и ничего из того, чему суждено случиться, никогда не случиться. А что касается Nunc scio, вычеканенного Богом или дьяволом, то на проверку мысль оказывалась весьма спорной...» Но поступает Корсо так, как должен, будто не сможет дальше жить, не расставив все по местам, не открыв все двери, не познав истинного смысла. Что до фактологического содержания, то гением Реверте создано вкуснейшее блюдо для истинных дюманов: книга просто переполнена как прямыми отсылками к тексту «Трех мушкетеров», так и рассуждениями о персонажах членов клуба. Они не только читают книгу, но и живут между ее страниц. А потом строят реальность по законам романа-фельетона. Конечно, внимательное чтение позволяет заметить допущенные автором ошибки, и ради спортивного интереса предлагаю читателям поискать их самостоятельно. Лично у меня получилось девять. Но достоинств и свежести идеи романа это не умаляет.
Также немало вкусностей припас автор для ценителей готики, средневековья, пыльных фолиантов и апокрифов. Придуманный им от начала до конца «Delomelanicon» прекрасно сочетается с реально существовавшими книгами, и сгоревший на косте инквизиции Торкья имеет не один десяток исторических прототипов.
Автор задает нам вечный как мир вопрос: на что можно идти ради достижения цели? И если «есть замки, которым суждено сгореть, есть добродетели, которым суждено быть поверженными...», то не является ли это безусловным оправданием всех совершенных нами поступков? Тема религии, существования бога и дьявола, так или иначе пронизывает красной нитью весь роман и является первичной основой повествования. Если попробовать расставить сюжетные линии по значимости, то сюжет романа строится по законам прохождения «Девяти врат», а «Клуб Дюма» - не более чем отвлекающий маневр, призванный еще больше запутать читателя.
Вера главного героя просто и понятна: Корсо верит только в свой гонорар и 10-15 процентов комиссионных, поэтому и сталкивается с девушкой, одной из тех, кто еще «надеется вернуться на небеса». Именно она намеками или открытым текстом направляет Корсо, не допуская нарушения им неведомого ритуала. Знать и молчать – только так возможно сохранить истину. Да и сама истина в романе имеет несколько ступеней, своего рода уровней допуска. Сначала разгадка кажется Корсо очевидной - и вдруг приводит в тупик: в сборище аристократов - почитателей Дюма нет ничего мистического, конечно, они прекрасно вжились в свои роли, но Ришелье, убивающий ради гравюр из дьявольской книги – это немного чересчур. Следующий шаг на пути к истине – возвращение к началу, в дом Варо Борха. Еще чуть-чуть - и свершится величайший шаг в истории человечества, но и здесь все заканчивается фарсом. И когда мы с нетерпением ждем окончательной развязки и надеемся, что девушка предъявит удостоверение сотрудника спецслужб и поблагодарит Корсо за обнаружение убийцы, автор только загадочно улыбается.

«Что ж, книги преподносят нам подобные сюрпризы. И каждый получает такого дьявола, какого заслуживает».

Финал оставляет больше вопросов,чем ответов: мы так и не знаем, кем была на самом деле Ирэн Адлер, девушка, сотканная из тумана. Девятые врата открылись, и Корсо ушел в свет. Что находится за ними: нечто или ничто – не знают ни Реверте, ни мы с вами. Ответ известен разве что Корсо, но задавать вопросы ирреальному персонажу в потустороннем мире невозможно. А жаль...

Графиня,
внештатный корреспондент «Газетт»

+1

7

«Но теплится в душе моей надежда…»
О Марке Антуане де Сент-Амане

Думаю, будет справедливо, если поэтическую рубрику в «Газетт» мы откроем статьей о нашем новом коллеге, г-не де Сент-Амане, одном из самых оригинальных и ярких авторов эпохи царствования короля Людовика XIII.
Десятилетие религиозных войн как морозом прихватило распустившийся и заколосившийся было французский ренессанс. В оживающей литературе четко выделились два направления. Гламурной прециозной субкультуре «для избранных», замкнутой на себя, противостояло течение либертинажа. Поэты -либертины, атеисты и вольнодумцы, воспевали независимость, богемный образ жизни, полноту чувств, оптимизм, приоритет правдивости и точности изображения жизни над изысканностью и изяществом формы, словом –идеалы эпохи Возрождения.

- А как насчет материальных наслаждений? – сказал д'Артаньян.
- Что вы под этим подразумеваете? – спросил Мушкетон.
- Стол, вино, веселую беседу за бутылкой.
- Ах, сударь, эти вещи в счет не идут: мы ими наслаждаемся ежедневно!

Вот-вот, и это тоже. Надо заметить, однако, что хотя Марк Антуан де Сент-Аман  и был либертином, и прециозную литературу осмеивал, но в салон мадам Рамбуйе его иногда заносило. Надо полагать, в исследовательских целях.
Нормандский мелкопоместный дворянин, Сент-Аман был типичным интеллигентом семнадцативекового разлива; он интересовался наукой и искусствами, знал английский, итальянский и испанский (латынь, кстати, терпеть не мог – очевидно, достали ею человека в универе). Ну так и тянет процитировать дифирамбы Дюма в адрес Атоса:

Мало того, его образование было столь разносторонним даже и в области схоластических наук, редко изучавшихся дворянами в ту эпоху…

..что он усердно изучал математику и физику и посещал лекции Галилея в Италии. Вообще же между Сент-Аманом и Атосом много сходства, как мы увидим в дальнейшем.
Сопровождая своих спонсоров – работодателей, - маршала Креки, герцога де Реца, графа д'Аркура, - в военных кампаниях и дипломатических миссиях, Сент-Аман исколесил всю Европу. Побывал в Англии, Италии, Польше, Швеции, и, кто знает, может быть и в России. О своих путевых впечатлениях он рассказывает в поэмах «Плавание через Гибралтар», «Забавный Рим», «Альбион». Его юмористические зарисовки нравов, причудливые описания природы, иронические комментарии по поводу злободневных политических событий (вроде, например, насмешливого по тону изображения перипетий гражданской войны в Англии на страницах «Альбиона»), представляют собой своеобразную стихотворную журналистику.
Кстати, о чувстве юмора. Оно у Сент-Амана было, да еще ого-го какое ядовитое! Он прославился как автор едких, колких и остроумных эпиграмм. Вот, скажем:

НА ОДНОГО ХВАСТЛИВОГО ГАСКОНЦА (интересно, кого он имел в виду? :-))

Небось не турок наповал
Ты убивал уже сызмальства,
Я думаю, ты убивал
Лишь время на свое бахвальство.

А вот – ЭПИТАФИЯ КАРДИНАЛУ РИШЕЛЬЕ:

Сей муж, нас грабивший помалу и помногу,
Принес французам уйму бед.
Теперь он душу отдал богу,
Но взял ли бог ее — вестей покуда нет.

Что примечательно в стихах Сент-Амана – в них напрочь отсутствуют любовные мотивы. Всякие там охи-вздохи, розы – слезы, воспевание дивных глазок и несравненных губок и т.д. Что само по себе наводит на размышления.
Никто не слышал, чтобы у  него была возлюбленная. Он никогда не говорил о женщинах, но никогда не мешал другим говорить на эту тему, хотя легко было заметить, что подобный разговор был ему крайне неприятен.
Женат он никогда не был, так что, думаю, можно смело предположить несчастную любовь.  На подозрительные мысли наводят названия его поэм 30-х годов: «Уединение», «Виноградная лоза», «Видения»… Надеюсь, в число «видений» белка не входила? ;-)))
Сонеты Сент-Амана  - настоящие шедевры: маленькие живописные зарисовки фиксирующие повседневную жизнь, до сих пор не утратили яркости красок:

ТРУБКА

Поближе к очагу присев на связку дров,
Я с трубкою в руке задумался глубоко
О горестях моих, о власти злого рока,
О том, что чересчур со мною он суров.

Но теплится в душе надежда, и готов
Я верить, что судьба, по истеченье срока,
Изменить жизнь мою, я вознесусь высоко
И в славе превзойду властителей миров.

Но стоит табаку в горсть пепла превратиться,
Как мне с моих высот приходится спуститься,
Сойдя в низину бед, чей мрак непобедим.

Нет! Что ни говори, различие большое
Никак нельзя найти меж трубкой и душою:
Надежда иль табак, то и другое – дым.

КУТИЛЫ

Ложась в разгар зимы втроем в одной постели,
Поставленной в чулан, где ни огня, ни свеч,
И слышать злых котов готическую речь,
И видеть их зрачков светящиеся щели;

Забыть, когда и где в последний раз мы ели,
Для изголовия полезно приберечь,
Скрести под мышками, чтобы себя развлечь,
Мечтать, гримасничать, болтать без всякой цели;

И шляпу до ушей, а не ночной колпак
Натягивать, ворча,  и думать, что никак
Не может рваный плащ сравниться с одеялом;

Постичь трактирщика дурное естество,
Когда отказывает он и в самом малом, -
Вот до чего порой доводит мотовство.

Как и в случае с Атосом, трезвый образ жизни плохо повлиял на умственные способности Сент-Амана. Ничем другим не могу объяснить тот факт, что он, гугенот по рождению, без проблем формально принявший католицизм в 1624 году, безбожник – либертин, в начале 50-х годов как бросил пить, так тут же ударился в религию с примесью мистицизма, стал вести замкнутый образ жизни, и по этой причине ничего приличного больше не написал, к сожалению.
Но это будет позже. А пока что г-н де Сент-Аман, новый сотрудник «Газетт», ироничный и насмешливый, будет  рассказывать нам о своих коллегах по поэтическому цеху и радовать новыми творениями.

Всегда ваш,
Матье де Морг

+1

8

Уважаемые читатели!
Признаться, до сегодняшнего дня в мои обычаи не входило восхваление политики г-на кардинала (эту привилегию я оставляю коллеге Малербу), но не могу не выразить решпект его высокопреосвященству за чудесную идею основать «Газетт». Благодаря этому я имею возможность представить на суд публики свои свеженаписанные стихотворения, навеянные атмосферой «Нечестивца».

Ваш покорный слуга,
М.А. де Сент-Аман

О философском подходе к любви

Однажды, глядя спьяну на подругу,
Скажу вам, чуть не помер с перепугу.
Уж до чего порой простая пудра
Способна скрасить пасмурное утро.

Иная дама вроде бы прекрасна,
Но, стоит на небе зажечься звездам ясным,
Смывает дама блеск и шик обмана  -
И здесь, друзья, нужна валериана…

Совет я дать себе позволю мудрый:
Пока на свете существует пудра,
Пред вожделеннейшим свиданьем страсти
Принять на грудь вам будет очень кстати.

Ведь все свиданья, как давно ведется,
Обычно происходят на закате солнца,
И под покровом дымки легковесной
Любые глазки кажутся прелестны.

Так вот, чтобы принять по-философски
Факт, что прекрасна дама не чертовски…
Нет, ну чертовски…только не прекрасна -
Вы обратитесь к мере безотказной!

Так заодно поправите здоровье,
Расшатанное страстною любовью,
И, взглянете, быть может, по иному
На спутницу свою – что тут дурного?

Подражание прециозным поэтам

Подпиливая ногти на рассвете,
Я вдруг постиг, что нет любви на свете,
И идеальны слезы проливая,
Лишился чувств я, кофей допивая.

Постыла мне с икрою тарталетка,
Когда меня не любишь ты, кокетка.
И, алые уста твои лобзая,
Другой окажется  перед вратами рая.

Ах, не любим красоткою я пылкой!
Рыдаю над шампанского бутылкой.
И слезы горькие в миндальном креме
Напомнят снова о моей проблеме.

Но сладкий сон, как бламанже с малиной,
Обнял струну души моей невинной.
И не успел доесть я сладкий тортик,
Когда во сне тебя узрел, мой котик…

Ты так манила ласковою ручкой,
Что чуть не подавился я тянучкой,
И если ты не будешь мне наградой,
Добавлю завтра яду к лимонаду!

+1

9

Захватив у англичан  трофейный компьютер, мушкетеры первым делом переустановили Windows…
http://img100.imageshack.us/img100/8055/windowsds8.jpg
Легендарный журнал «Жизнь монашек», воспетый Алом Райвизхемом и запрещенный цензурой отца Жозефа, снова во Франции! P.S. Не спрашивайте нас, у кого мы его одолжили почитать…
http://foto.rambler.ru/public/espada/1/35/1-web.jpg

Отредактировано Матье_де_Морг (2007-11-29 17:18:50)

+3

10

Дорогие читатели!Благодарю Вас за внимание к моему скромному творчеству, заботливо донесенному до Вас моими дорогими коллегами. Надеюсь, что оно (скромное творчество) скрасило пусть даже минуту Вашего времени. Искренне Ваш, мэтр Антуан.

0


Вы здесь » Нечестивец » "Газетт" » "Газетт" №4(4) за ноябрь 2007 года