Нечестивец

Объявление

В связи с проблемами на сервере funbb.ru (форум порой не открывается, у некоторых вообще выдает сообщение о том, что не существует), администрацией форума "Нечестивец" было решено перебраться на другой хост. Ничто из материалов не утеряно. Мы просто переехали и начинаем новую жизнь здесь!Переезд на новое место всегда сопровождается новыми комнатами, закутками и прочим. Также и у нас. Открываются новые комнаты. Несколько преобразованы старые.Мы рады вам! Добро пожаловать! - http://eretik.forum24.ru/

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нечестивец » "Газетт" » "Газетт" № 8 (8) за март 2008 года


"Газетт" № 8 (8) за март 2008 года

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://img225.imageshack.us/img225/2066/24575153ls1.jpg

0

2

Письмо редактора

Добрый день, мои уважаемые читатели!
Есть два дня. когда сердца всех мушкетероманов на планете бьются в унисон  -  день рождения папы Дюма и первый понедельник апреля. Мы рады поздравить вас с этим незабываемым для нас днем, и надеемся, что вы проведете его по-мушкетерски. Только чур - больше пять гвардейцев кардинала не убивать!
В мартовском номере "Газетт" мы с удовольствием публикуем отзыв нашего нового корреспондента Эртан на мою передовицу ""Религия несчастья". Мысли, высказанные в нем, показались мне крайне интересными, и я надеюсь. что тему эту мы еще не раз поднимем на страницах нашего издания.  Мои сотрудники решили вручить в этом месяце свой собственный антиоскар -  кинопремию за самые сомнительные достижения на почве экранизаций Дюма. Также предлагаем вам познакомиться поближе с одной из самых интересных личностей XVII века, человеком, который, как и дАртаньян, уже превратился в миф-  с Сирано де Бержераком. И, как обычно, вас ждут забавные картинки Матье де Морга.
С праздником вас!

Искренне ваш,
Теофраст Ренодо

0

3

Первый понедельник апреля

У каждого из нас был свой «первый понедельник апреля». День, когда вы перевернули первую страницу «Трех мушкетеров».
Неважно, как именно это произошло, но в этот день вы присоединились к одной из двух частей, на которые делится человечество: к тем, кто любит Дюма, или же к тем, кто это скрывает.
Первое знакомство с «Мушкетерами», как правило, носит характер потрясения:

В пятом классе Димка посмотрел в кино «Трех мушкетеров». Он  вышел  из  зала  шатаясь.  Слепо  бродил  два  часа.  Вернулся  к кинотеатру и встал в очередь.

Новый, яркий, отважный мир поглотил вас целиком. С большой неохотой вы изредка выныривали обратно. На Дюма в свое время такое же действие произвел Шекспир. Свои впечатления он описывал так:

«Вообразите слепца, которому вернули зрение, вообразите Адама, пробуждающегося после сотворения»

Задайте себе вопрос: что такого необыкновенного вы нашли в мире Дюма, что остались в нем навсегда?
Не шпаги, плюмажи, кружева и корсажи – этого добра хватает и в «Анжелике». Увлечение романтическим антуражем преходяще. Не головокружительные приключения с интригами – после десятого прочтения сюжет попросту выучивается наизусть. И даже, позволю себе святотатство, не великолепных героев, при всей их привлекательности.
Вы нашли в этом мире себя.
Вы открыли в «Мушкетерах» отражение всего самого хорошего в себе; более того - вы  увидели не только себя нынешнего, но и того себя,  которым не теряете надежды стать. Эта книга стала частью вашей души, вы проросли в нее всем сердцем. «Мушкетеры» изменили вас.  Тот из читателей Дюма, кто доберется до последней, шестисотой страницы, получает мощную прививку против подлости на всю оставшуюся жизнь. С этого момента вы  уже не можете продать совесть, пусть даже по сходной цене, потому что у вас перед глазами встанет лицо Атоса. Вы не станете терпеть унижение своего достоинства, выслуживаться и шагать по карьерной лестнице по трупам, потому что тогда перед мысленным взором появится д'Артаньян. Вы не сможете отвернуться от друзей, оставить их, кем бы они не были и что бы не сделали – потому что Портос бы так не поступил. Вы не покоритесь своей судьбе, не опустите руки и будете бороться до последнего – видя перед глазами пример Арамиса.
Незадолго до смерти Дюма задавался вопросом: останется ли что-то от его творчества. И пришел к тому же выводу, что и мы, его читатели: он написал своим красивым писарским почерком с завитушками множество прекрасных, увлекательных, волнующих книг, но шедевр создал только один. На мой скромный взгляд, главный критерий, отличающий  очень хорошую талантливую книгу от шедевра – это сила ее влияния на будущее. Чтобы пересчитать такие книги, хватит пальцев одной руки. «Мушкетеры» - одна из них.
Как сказал Стив Возняк, основатель компании «Apple»:

“Те сумасшедшие, кто считает, что они могут изменить мир, в конце концов его и меняют”.

Подписываюсь под этим утверждением. Но все дело в том, что мир изменяют не великие политики, не великие предприниматели и даже не великие воины. Мир изменяют великие идеи. А идеи создаются писателями. Хочет писатель этого или нет, но он берет на себя роль предводителя умов. И в итоге мир становится таким, каким его видит писатель, - потому что читатели начинают смотреть на мир его глазами.

«Писатель выше героя – он созидает миры»,

- говорил Шопенгауэр.
Не будь гомеровской «Одиссеи», история свернула бы совсем в другое русло: античной Греции и Рима попросту бы не существовало. Без Шекспира Европа  до сих пор бы сидела в душном средневековье. И кто знает, каким был бы исход первой и второй мировой войн, если бы не было «Трех мушкетеров»?
Но возможно, что свою главную задачу в формировании нашего будущего творению папы Дюма еще только предстоит выполнить.
Одна из главных примет нашего времени – намеренное подчеркнутое стирание грани между добром и злом. В литературе, в философии, в кино, с экрана телевизора – отовсюду в сознание общества внедряется идеология, перетолковывающая естественные для человека понятия добра и зла. Людей исподволь приучают воспринимать их просто как два полюса, равные по силе и ценности: зло – оно  не абсолютное зло, а просто обратная сторона добра. Мол, нет никакой принципиальной разницы между бандитами и честными людьми, между орками и эльфами. Этакий нравственный релятивизм. Одно из его проявлений – всплеск моды на апокрифические произведения  под девизом «Дюма был не прав», все эти Бушковы и Галанины.
И вот уже героем объявляется не защитник справедливости, не верный долгу солдат, не бескорыстный рыцарь. А бандит, киллер, вор, разбогатевший жулик. И вот мы уже живем в мире, где безоговорочно правят насилие, жадность и жульничество. Бандитизм сделался почти официальной работой. Слово «добродетель» звучит смешно. Слово «продажность» как-то само собой исчезло из употребления, потому что подразумевается по умолчанию, что каждый должен продаваться за сколько сумеет. И кто этого не делает – дурачок, наивный романтик. Нам внушают, что  человек - гнусная эгоистичная тварь, история - сцепление безобразий и игра своекорыстных интересов, добродетель и порок - условности, а "героев" назначает "победившая партия".
И наконец, доходит до того, что «Мушкетеров» начинают всерьез сравнивать с «Бригадой»! Критики и журналисты с умными лицами говорят:

Вчера примером были мушкетёры, сегодня «Бригада». А что, та же братва, только вместо шпаг пистолеты. И девиз, как у мушкетёров: у тех был «все за одного», у этих «отвечать за всё будем вместе». У тех были дуэли, у этих разборки. Какая разница?

В том, что есть еще люди, которые эту разницу видят – во многом заслуга Дюма. В его мире нет места нравственному релятивизму. Обычно критики ему это ставят в упрек: мол, черно – белый взгляд, никаких полутонов. Но лично я склонен видеть в этом проявление мудрости Дюма как писателя.
Дюма искренне верил в силу случая. В то, что любое, пусть даже на первый взгляд мелкое и незначительное событие может стать впоследствии причиной крутого поворота судьбы.  Быть может,  именно благодаря тому, что когда-то в марсельской библиотеке Александру Дюма попалась на глаза книжка Гасьена де Куртиля, бандитская идеология никогда не сможет одержать победу.

+3

4

Глаза бы наши не смотрели!

Антипремия «Золотой тетрагон»
Согласно теории диалектического материализма, количество рано или поздно переходит в качество. Очевидно, именно это со мной и произошло: на шестой по счету отвратной киноподелке по Дюма, назвать которую экранизацией мне не позволяет уважение к Сан Санычу, я почувствовал, как ширится и растет в моей душе негодование, смешанное с презрением, по отношению создателям этого непотребства. Я поделился переполняющими меня чувствами с коллегами, и метр Ренодо посоветовал мне направить негативную энергию в творческое русло, а г-н Сент-Аман вызвался помочь.  И так как по техническим причинам мы (пока) не можем добраться до режиссеров этих «шедевров»  и спеть на их могилке комические куплеты, мы постановили учредить антипремию «Газетт» за наихудшие достижения среди актеров  – «Золотой тетрагон». Призы г-н Сент-Аман неделю напролет трудолюбиво выпиливал лобзиком и красил желтой гуашью:
http://img138.imageshack.us/img138/3926/12239873hv0.jpg
О некоторых из номинантов я уже рассказывал вам в рецензиях.  И хотя никто из них так и не явился, чтобы получить приз, результаты голосования мы все равно решили опубликовать.

Итак, на премию «Золотой тетрагон» номинируются:

1. Джереми Айронс – Арамис со взглядом маньяка – педофила(«Человек в железной маске», 1997 г.)
http://www.kinoexpert.ru/foto/000488_2.jpg
Родился Джереми Джон Айронс в городе Коуз, на одном из мелких островов Британии.
Начав с должности костюмера, но закончив впоследствии театральную школу в Бристоле, он вышел на главные роли. Первый громкий успех - роль Иоанна Крестителя в мюзикле "Евангелие". Роль, на которую претендовал не просто кумир, а идол тех времен Дэвид Боуи и которую все же доверили Айронсу. В 1984 году он дебютирует на Бродвее в мюзикле "Настоящая штучка". В последующие несколько лет трижды появляется на сцене Королевского шекспировского театра - не каждому такое по плечу.
Прославили Айронса роли Кафки, Нижинского и особенно Гумберта в «Лолите». Но с ролью Арамиса этот, без сомнений, сильный актер не  справился категорически. Все 120 минут фильма он старательно делает умное выражение лица, пытаясь хоть как-то прикрыть тупость сценария.
http://www.exler.ru/films/images/15-07-2002/screen_10.jpg

2. Чарли Шин –  самый тупой Арамис на свете («Три мушкетера», 1993 г.)
http://www.kinopoisk.ru/images/news/241719_sm_1_.jpg
Карлос Ирвин Эстевез (или просто - Чарли Шин) родился 3 сентября 1965 года в Нью-Йорке в семье известного американского актера Мартина Шина и Джанет Эстевез. 3 брата Чарли - Эмилио, Рамон и Рене Эстевез, которые также связали свою жизнь с кинематографом. Учеба не сильно занимала молодого Шина, единственным его интересом была школьная бейсбольная команда, но и оттуда парня выгнали за постоянные прогулы тренировок. В подростковом возрасте Чарли всерьез увлекался этим видом спорта, занимался одно время в специальном бейсбольном лагере, и даже добился определенных успехов на этом поприще - его тренеры всерьез подумывали о том, чтобы перевести Чарли в основную лигу. Но Шин решил пойти по стопам отца и предпочел кинематограф бейсболу.
К сожалению список посредственных и откровенно неудачных фильмов с участием Шина будет побольше, но перечислять их все не имеет смысла. Пожалуй, любовь зрителей завоевала только  пародийную лента "Горячие головы".
Личная жизнь актера тоже характеризуется чередой взлетов и падений, последних, к сожалению, наверное, все-таки больше. Его единственный брак не продлился и полгода, зато увлечения Шина девочками по вызову носило более постоянный характер - его то и дело заставали с разными "красотками" то журналисты, то полицейские. Да и пристрастие актера к алкоголю никак не способствовало улучшению репутации Шина в Голливуде.
В роли Арамиса вызывает истерический смех. Впрочем, что с него возьмешь? Шин же даже не знал, кто это такой.
http://www.1tv.ru/imgsize240x180/PR20070808141116.GIF
3. Кифер Сазерленд – Атос в имидже Курта Кобейна («Три мушкетера», 1993 г.)
http://www.woom.ru/wp-content/uploads/2007/12/kiefer.jpg
Кифер Сазерленд -сын известного актера Дональда Сазерленда. Свое имя он получил в честь режиссера и сценариста Уоррена Кифера, который помог Дональду, получить счастливую для него роль в его фильме "Замок живых мертвецов". Сазерленд начал играть в девять лет, появившись в "Соломенном троне". Позднее актер переехал в Канаду, где оттачивал свое мастерство на местной сцене. Снимался в ролях подростков, драматически переживающих свое взросление — «Парень из бухты» (The Bay Boy, 1984, Канада), «В упор» (At Close Range, 1985), «Будь со мной» (Stand By Me, 1986), постепенно приобретая амплуа, ярче всего выраженное в названии неожиданно мистической молодежной драмы «Заблудшие парни» (The Lost Boys, 1987). Крайне однообразная манера игры Сазерленда не позволила ему вырваться из этих узких рамок.
Известен крайне скандальным поведением. Недавно Кифер Сазерленд был отпущен из тюрьмы калифорнийского города Глендейл, где он полностью отбыл 48-дневный срок за вождение в состоянии алкогольного опьянения. Теперь принудительно проходит курс лечения от алкогольной зависимости.
Вот уж точно: вошел в образ.
http://img217.imageshack.us/img217/4836/0002351yv9.jpg
4. Тим Карри – аццкий кардинал («Три мушкетера», 1993 г.)
http://www.snezhny.com/content/kino/photo/pers/7256timcurry.jpg
Тим Карри родился в Чешире (Великобритания) в семье методистского капеллана ВМС Джеймса Карри. Изучал драматическое искусство и английский язык в Кембриджском, а затем в Бирмингемском университетах, окончив последний с отличием. Его актерская карьера началась на лондонской сцене в 1968 году. Карри работал в Королевской Шекспировской труппе, в Придворном королевском театре, в театре Глазго, также играл он и на нью - йоркской сцене. Тим Карри - лауреат нескольких театральных премий. Карри снимался на британском и американском телевидении, а в кино дебютировал в 1978 году в картине "Крик". Актер известен по фильмам "Таймс - сквер" (1980), "Легенда" (1985), "Охота за "Красным Октябрем" (1990), "Один дома 2" (1992), "Три Мушкетера" (1993), "Конго" (1995). Тим Карри участвовал в озвучивании компьютерных игр "Gabriel Knight" (1994-98) и "Wing Commander III: Heart of the Tiger" (1994). Он известен также как продюсер (телесериал "Over the Top", 1997), певец и композитор.
Кардинала Карри играет в тех же красках и с теми же ужимками, что и портье из «Одного дома». Результат получился незабываемым.
http://www.cinelinestudio.ru/images/actors/3261.JPG
5. Ребекка де Морней - миледи с суицидальным комплексом («Три мушкетера», 1993 г.)
http://img150.imageshack.us/img150/8455/0015741go7.jpg
Ребека, настоящее имя Ребека Джордж (Rebecca George), родилась в Санта-Роса, Калифорния. Позднее их семья переехала в Европу. Ребекка училась во Франции. Закончила среднюю школу и колледж. Она вернулась в США, Нью-Йорк, где изучала актерское ремесло. Большой удачей для Ребекки была работа на студии Фрэнсиса Копполы, который и предложил ей роль в картине "Одного сердца" (1982). После этой картины было несколько проходных ролей, о которых Реббека не любит вспоминать. Из-за своей неоспоримой внешности и малой известности ей приходилось браться за роли в эротических картинах.
Удачей для Ребеки, был фильм "Рисковый бизнес" (1983) где она играла, уже тогда с известным, Томом Крузом. Тем не менее, Ребеку упорно не замечали ни режиссеры, ни критики, ни американская публика. Фильм, чуть поднявший планку рейтинга "Поезд-беглец" (1985), также, не оказал особого влияния на ее карьеру.
В 1988 Ребека снялась в главной роли в мелодраме "И бог создал женщину". Наконец-то ее заметили. "Рука, качающая колыбель" (1992) - остросюжетный триллер, имевший большой успех, в том числе и в нашей стране, дал ее имени новый статус. Ребека показала всем, что может играть трудные роли (на роль няни претендовало много актрис, но режиссер Кертис Хансон выбрал ее) - роль соблазнительной, коварной злодейки.
Недавно также была осуждена условно за вождение в пьяном виде.
Миледи в ее исполнении долго кается во всех грехах, просит прощения у Атоса - Сазерденда, а потом сигает со скалы.

Но по итогам голосования премию "Золотой тетрагон" получает
Тим Рот - ужас, летящий на крыльях ночи ("Мушкетер",1997 г.)
http://img225.imageshack.us/img225/7825/0003491ey6.jpg
Тим Саймон Рот родился в Лондоне в семье журналиста и художницы. Настоящая фамилия отца была Смит, но он сменил ее в силу "левых" убеждений (хотя семья была далеко не бедной и проживала в престижном южном пригороде Лондона).
Первым выступлением на сцене ужасно комплексовавшего насчет своей внешности Тима была роль Дракулы в школьном театре. Насколько оно успешно прошло, история умалчивает. Тим поступил в Кэмбервильскую Школу Искусств на отделение скульптуры и, видимо, пошел бы по стопам Родена и Коненкова, если бы его - бритого наголо 20-летнего невротика - не встретил буквально посреди дороги режиссер Алан Кларк, тут же предложивший ему главную роль в фильме "Сделано в Британии". Лента имела успех у критиков, и Рот обрел некоторую известность.
Облагодетельствовал Рота (как и многих других) Квентин Тарантино. Снявшись в фильмах "Бешеные псы", "Криминальное чтиво" и "Четыре комнаты" (в последнем ярко проявился его неординарный комический дар), Тим стал "лицом" альтернативного кино (и дома высокой моды "Prada"). Действительно, более подходящую кандидатуру для олицетворения альтернативы трудно представить. Отказавшись даже прослушиваться у Спилберга, Рот снимается в таких картинах, как "Звери" и "В тупике" (в последней его напарником был скандальный рэппер Тупак Шакур, погибший еще до выхода фильма на экран). Он имеет пять татуировок; он слушает The Sex Pistols и Siouxsie and the Banshees; он дает интервью в пивных пабах; из фестивалей он посещает почти исключительно Сандэнс; его мощный режиссерский дебют "Военная зона" запрещен к показу в США из-за смелости тематики.
Что могло заставить этого умного, сильного, талантливого актера сняться в убогой поделке "Мушкетер" - понять невозможно. Точно так же невозможно понять, кого именно он там играет.
http://www.dvdspecial.ru/foto/5cc9797e.jpg
Герой Рота Фебре по функциям своим похож на Рошфора, но на деле оказывается мегаманьяком - убийцей, который самого кардинала посылает к черту и творит в фильме что хочет. Свою «гадостность» Тим Рот объясняет крайне просто: «Я чувствую, что мне надо кому-нибудь сделать больно…». Редкостная по идиотизму роль совершенно недостойна его уровня.

Всегда ваши,
Матье де Морг и Антуан де Сент-Аман

Отредактировано Матье_де_Морг (2008-03-31 22:13:04)

+1

5

Отзыв
на статью «Религия несчастья», опубликованную  "Газетт" №6 за январь 2008 г.

Статья «Религия несчастья», признаться,  озадачила меня. Мне, почему-то никогда не приходила в голову мысль сравнить Атоса и графа де Монте-Кристо. А параллель получается – и интересная….
Действительно, и Атос, и граф де Монте-Кристо выступают как «вершители правосудия». Оскорбленный и униженный герой, который возвращается как мститель. Месть эта очень жестокая, даже кровожадная, но – в глазах большинства читателей и самого героя – справедливая.
Фактически в обоих рассматриваемых случаях мы имеем дело с возвращение с «того света» - с прошлой жизнью героя покончено: у него новое имя (как верно писал месье Ренодо, в обоих случаях используется топоним, к тому же – топоним с христианской символикой. Почему такие – отдельная тема. Хотя я этом случае все ассоциации достаточно прозрачные ), новое социальное положение, новые знакомства, то есть это будто другой человек.
Но почему-то у этого другого человека мучат воспоминания о прошлой жизни. Он свыкается с ними, как с хронической болезнью. Боль становится привычной, и разве только в периоды обострения заметной для окружающих («июнь и  июль были  самыми тяжелыми месяцами для Атоса»).
Действительно, несчастье способно сбросить человека в пропасть отчаянья  и «разъесть кислотой его душу». И если человек не найдет (прежде всего – сам в себе) сил жить дальше – то жить он не будет. Хотя и необязательно умирать физически, понятное дело. Но мне кажется, что для Атоса - как и для графа де Монте-Кристо –период мести и нежелания жить – лишь временное явление. Вот только  двум героям для этого понадобились разные периоды времени.
Вспомним, что в романе «Двадцать лет спустя» Д’Артаньян, отправляясь на поиски друзей, ожидает увидеть Атоса совершенно опустившимся, горьким пьяницей. («Благородный дворянин с гордой осанкой,  прекрасный  боец,  так  блестяще проявлявший себя на войне, что все дивились, почему  он  держит  в  руке простую шпагу, а не маршальский жезл, явится нам  согбенным  стариком  с красным носом и слезящимися глазами. Мы найдем его где-нибудь на лужайке в саду; он взглянет на нас мутными глазами и, может быть, даже не узнает нас. Бог свидетель, Планше, я охотно избежал бы этого грустного зрелища, - продолжал д'Артаньян, - если бы не хотел доказать свое уважение  славной тени доблестного графа де Ла Фер, которого мы так любим»).
И встретившись со старым другом, гасконец приятно удивлен, видя графа в добром здравии.

«- И больше всего я сам? - с улыбкой прибавил Атос. - Признайтесь.
   - Признаюсь.
   - Я еще молод, не правда ли; несмотря на мои сорок девять  лет,  меня
все еще можно узнать?
   - Напротив, - ответил д'Артаньян, готовый  до  конца  воспользоваться
предложенной Атосом откровенностью, - вы совсем неузнаваемы.
   - Понимаю! - сказал Атос, слегка покраснев.  -  Всему  бывает  конец,
д'Артаньян, и этому сумасбродству, как всему другому».

Почему? Я думаю, потому, что Д’Артаньян помнит Атоса еще в достаточной степени захваченного горем. Д’Артаньян и предполагает, что Атос,  так и не одолевший своего несчастья, деградировал.
Хотя «выздоровление» Атоса начинается, имхо, еще в период первого романа. Атос начинает жить – жить, а не потихоньку просто спиваться – жить ради трех своих друзей: Д’Артаньяна, Арамиса и Портоса. Показательно, что крепче всех он привязывается к Д’Артаньяну – самому младшему…
У Портоса и – уж тем более – у Арамиса все же есть, несмотря на дружбу с Атосом, часть жизни абсолютно (или почти абсолютно) для Атоса закрытая. Портос ухаживает за «герцогиней», Арамиса ждет «племянница богослова»… Посвящать в подробности этих дел не принято даже друзей…
Другое дело – Д’Артаньян. Он для Атоса – почти сын. Недаром, он часто так и зовет Д’Артаньяна. Душевная связь между ними даже тесней, чем обычные отношения отца и сына. Ведь Атос в курсе всех его дел, и даже  любовных! Именно к Атосу бежит Д’Артаньян после невольного разоблачения миледи.  Именно у Атоса он просит совета… Атос советует – беря за основу печальный опыт графа де Ла Фер: Атос просит друга

«Послушайте, - сказал Атос, взяв его за руку, - вы знаете, д'Артаньян,
что я  люблю вас. Будь у меня  сын, я не мог бы любить его  больше, чем вас.
Поверьте  мне: откажитесь  от  этой  женщины!  Я  не  знаю  ее, но  какой-то
внутренний голос  говорит мне,  что это погибшее создание и  что в  ней есть
нечто роковое».

Советы его немного странные, но им движет одно простое желание: «чтобы ему не досталось как мне». Ведь женщина, которой увлечен его юный друг похожа на ту самую и (о, ужас!) может оказаться той самой… Это типично родительский подход – уберечь детей от ошибок собственной молодости… Подменяет ли Атос свою жизнь жизнью Д’Артаньяна? Возможно. Смысла жить для себя он  тогда не видит, я согласна с месье Ренодо… Но именно друзья удерживают его на краю пропасти, не давая упасть…
Но проходит время. Мушкетеры, кроме Д’Артаньяна, уходят в отставку и перестают поддерживать столь близкие отношения… А у Атоса появляется сын (или воспитанник, как угодно) – Рауль де Бражелон. Казалось бы, после рождения сына, Атос, человек в своей жизни переставший видеть какую-либо ценность, должен переключить все свое внимание на сына – на его счастье. И действительно, Атос говорит Д’Артаньяну, что «не имея более мужества жить для себя, я стал жить для него».
Но тут у меня возникает немного сумасшедшая идея. Ведь, по сути, существуют два героя – Атос и граф де Ла Фер. Рауль – сын графа де Ла Фер, продолжение его рода. Рауль – следующий граф де Ла Фер! «Рауль должен стать совершеннейшим дворянином, какого только наше обнищавшее время способно породить» – это стремление Атоса к восстановлению славы рода, которую он когда-то запятнал (как ему кажется). И к восстановлению себя – как части рода. И это ли протез?
Показательно так же, сравнение двух случаев: реакции Атоса на влюбленность Д’Артаньяна в миледи, и Рауля – в Луизу де Лавальер. Первый случай рассматривался выше. А во втором Атос (хоть и скрепя сердце и против своей воли) идет к Людовику XIV просить согласия на брак. То есть он через свою боль, побеждает свой страх. Хотя Луиза тоже напоминает графу ту самую женщину. Жизнь показывает потом, что кое в чем граф оказался не так уж неправ… Но это другая история…
Поведение Рауля – это отдельная проблема. Рауль действительно не выдержал удара. Вина его это или беда? – не знаю. Вопрос обширно обсуждался. Но к согласию прийти, кажется, так и не удалось…
Испытание несчастьем – серьезное испытание. Вопрос «преодолел ли его Атос?» - вопрос спорный. Но граф де Ла Фер, как мне кажется, сумел справится…

Эртан,
внештатный корреспондент "Газетт"

Отредактировано Теофраст_Ренодо (2008-03-31 21:35:50)

+2

6

"ДОРОГУ ГВАРДЕЙЦАМ ГАСКОНСКИМ!.."
http://zhurnal.lib.ru/img/b/belowa_j_r/cyranodoc/cirano.jpg
Как часто любители приключенческой литературы высказывают желание "услышать звон шпаг, шуршание тайных писем..." Как часто вздыхают по временам дуэлей, головокружительных интриг, красочных костюмов и пьянящей любви.
   И каких героев читатели вспоминают чаще всего? Да, конечно, гасконцев! Д'Артаньяна, Шико или Генриха Наваррского, героев, ставших бессмертными благодаря гению А.Дюма. А ведь в литературе есть еще один гасконец, ничуть им не уступающий -- Сирано де Бержерак из блистательной пьесы Эдмона Ростана.
   Если в реальном существовании героев Дюма вряд ли кто сомневается, то для многих становится настоящим открытием известие, что забияка-гасконец, пожертвовавший собственным счастьем ради счастья любимой женщины, действительно жил во Франции XVII века. А раз так, то попробуем выяснить, кем был этот удивительный человек.
   Начну с того, что гасконское происхождение Сирано является легендой. Сын парижского дворянина, он присвоил себе фамилию Бержерак, не имея на нее никаких прав (впрочем, точно также поступили де Тревиль и д'Артаньян). Спросите -  зачем? Вовсе не из желания казаться знатнее. Просто в те времена роты мушкетеров и гвардейцев почти целиком состояли из гасконцев, и чужак не имел почти никаких шансов туда попасть. Положение же Сирано было и того хуже. Он не только не был гасконцем, но, будучи сыном дворянина-адвоката, принадлежал не к дворянству шпаги, а к так называемому дворянству мантии, которое военные подчеркнуто презирали. Обдумав ситуацию, Жан-Эркюль-Савиньен де Сирано -- именно так звали нашего героя -- пошел на обман. Его отцу принадлежало маленькое именьеце под Парижем под названием Бержерак, и Сирано присоединил название имения к своему имени. Отныне его фамилия звучала по-гасконски, так как вызывала в памяти не жалкое поместье под Парижем, а гасконский город, благодаря чему в 1640 году Сирано смог вступить в гвардию. К этому периоду, если верить Э.Ростану, и относится встреча Сирано с д'Артаньяном. После знаменитой дуэли в стихах к Сирано подходит мушкетер (текст дан в переводе Т.Щепкиной-Куперник):
   

Мушкетер (быстро подходит к Сирано, протягивая ему руку)
   Позвольте, сударь мой... Меня увлек
   Поступок ваш; я от души вам хлопал --
   Чуть стулья не разнес, ногами даже топал!
   В вещах подобных я знаток,
   Но не видал еще таких примеров.
   (Удаляется)
   Сирано (к Кюижи)
   Кто этот господин?
   Кюижи
   А, этот? Д'Артаньян, один
   Из всем известных мушкетеров.

Как видите, драматург следовал указаниям А.Дюма-отца касательно славного мушкетера, но так как сейчас речь идет о подлинной истории Сирано, то стоит вспомнить и о подлинной истории д'Артаньяна, ведь в 1640 году д'Артаньян не был мушкетером. Он впервые явился в Париж, мечтая о военной карьере.
   Итак, Сирано, которому был 21 год, и д'Артаньян, бывший его ровесником, одновременно вступают в гвардию, но, по видимому, в разные роты. Начало их пути удивительно схоже: оба присвоили себе имена, на которые не имели прав, оба были отличными фехтовальщиками, смелыми до безрассудства, оба не были обременены деньгами. Хотя, пожалуй, материальное положение Сирано было лучше. Их захватывает веселая жизнь -- дуэли, более-менее остроумные проказы. Много позднее знаменитый фортификатор и маршал Вобан писал о гвардейской молодежи: "Все эти люди по большей части безродные, без заслуг, ничего не дающие службе, они ничего не замечают, ни о чем не думают и ничего не знают, кроме фехтования, танцев и ссор, да к тому же еще весьма дурно образованы".
   Двум забиякам трудно было бы не познакомиться, и впоследствии это знакомство обросло легендами. Уже в 1925 г. в Париже вышел роман
   П.Феваля-сына и М.Лассэ "Д'Артаньян против Сирано де Бержерака".
   Вскоре беззаботной жизни в Париже пришел конец. Началась Испанская война и очередная осада Арраса. Оба героя принимают в ней участие. Пока идет осада, долгая и скучная, гвардия развлекается, но наконец доходит и до сражений. И тут пути героев расходятся. Оба отчаянно смелы, но д'Артаньяну везет, а Сирано нет. Из кровопролитного сражения д'Артаньян выходит без единой царапины, а Сирано получает тяжелейшие раны в первый же миг боя. На этом военная карьера Сирано закончилась. Начались долгие месяцы лечения. Постоянные болезни. У д'Артаньяна впереди сражения, вступление в мушкетеры, роспуск мушкетеров, деятельность специального курьера и тайного посла на службе кардинала Мазарини, снова мушкетеры,  карьера при дворе Людовика XIV, губернаторство в Лилле и опять война... Всего этого у Сирано нет. Зато есть многое другое.
   В 1641 году Сирано слушает лекции философа-материалисты Пьера Гассенди. Его интересует наука, литература. Он горячий сторонник теории Коперника. Вопреки утверждениям Ростана, он служит секретарем у знатного вельможи -- жить-то надо. Но в конце концов теряет место из-за частых болезней и скверного характера (однако, надо признать, что при существующих в XVII веке методах лечения характер испортился бы и у ангела).
   Сирано замечательный поэт, и в период Фронды хлесткими стихами высмеивает первого министра Франции кардинала Джулио Мазарини, того самого, которому верно служит д'Артаньян. Как вам, например:
   

Вы, кардинал, попались мне,
   Отчизны нашей дух лукавый,
   Себя продавший Сатане!
   Пост предписали вы стране
   Для собственной мошны и слывы.
   Вас не повесят, но вполне
   Я отомщу за суд неправы!
   Не опускайте головы,
   Министр, не отводите взгляда!
   Нас короля лишили вы,
   Для вас народ -- тупое стадо,
   На все, на все -- вплоть до травы
   Вы вздули цены без пощады.

А еще Сирано драматург, Но с пьесами ему не везет. Катастрофически. В 1671 году, когда Сирано давно уже не было на свете, с шумным успехом прошла постановка комедии Мольера "Плутни Скапена". Зрители хохотали, особенно в блистательной сцене с галерой. Помните? "Кой черт понес его на эту галеру!" А между тем сцена была позаимствована, точнее, украдена (будем называть вещи своими именами) у Сирано де Бержерака из его комедии "Обманутый педант". Что и говорить, с защитой интеллектуальной собственности было плохо во все времена. Другая пьеса Сирано -- трагедия "Смерть Агриппины" -- пробивалась на сцену с боем. Первоначально в ней отказались играть актеры во главе с Монфлери (что и вызвало между актером и автором резкое столкновение). Крайне набожный актер обвинил Сирано в безбожии. Но здесь вмешался Мазарини, да-да, сам кардинал, испытывавший чувство признательности за то, что поэт высмеял не только его, но и Фронду принцев, да еще на редкость язвительно. Однако постановка "Агриппины" закончилась грандиозным скандалом. Мазарини мог закрыть глазана выпады Сирано против церкви -- кардинал никогда не отличался религиозным фанатизмом, но выпады против феодального государства не могли радовать первого министра.
   И, наконец, Сирано был фантастом. Им написаны два романа "Иной свет и государства и империи Луны" и "Государства и империи Солнца". Сирано так и не увидел их напечатанными, они вышли после его смерти, благодаря стараниям верного друга Ле Бре, да и то с сокращениями. Романы принято называть утопиями, но не верьте тем критикам, которые станут вам это доказывать или даже будут утверждать, что в романах Сирано наблюдается несомненный кризис утопии, так как "наглядно демонстрируется неосуществимость утопических желаний...В известном смысле здесь подводится художественный и логический итог всему развитию ранних утопий". Братья иезуиты оказались более проницательны. Традиции утопических романов развивались своим чередом, а романы Бержерака вовсе не ставили своей целью описывать идеальное общество. За феерической россыпью фантастических приключений (в романах же Т.Мора,    Т.Кампанеллы, да и позднейших утопистов не проиходит ровным счетом ничего), за буйным весельем и небывальщиной (кстати, совершенно чуждой вышеупомянутым авторам) иезуиты смогли разглядеть главное: едкую сатиру на феодализм, церковь и самих себя. Не случайно Ле Бре был вынужден доказывать недоказуемое, а именно -- что Сирано был верным сыном церкви. Ему не поверили.
   Была в романах Сирано и еще одна особенность, которую его современники не могли оценить. Это его удивительные научные предвидения. Почти за полтора столетия до Лапласа Сирано выдвинул гипотезу возникновения планет Солнечной системы. Он описал клеточное строение организма, мир бактерий. Потрясают его технические предвидения: описание аппарата для аудиозаписи, телевидения, даже межпланетной многоступенчатой ракеты!.. И становится жаль, что сейчас труды Сирано почти забыты.
   Вот так обстоят дела с таинственными приключениями Сирано де Бержерака -- поэта и фантаста, философа и драматурга. Ни погонь, ни секретных писем, ни звона шпаг и шпор. Возможно, это кого-то разочарует, но подумайте, разве приключения мысли менее интересны, чем приключения плаща и шпаги? Разве человеческий разум менее остр, чем наточенный клинок?
   Впрочем, любители подвигов могут утешить себя тем, что писатели и особенно фантасты не забывают своего удивительного предшественника и щедро одаривают его самыми разнообразными приключениями.
   Но чаще всего в иных мирах.

Юлия Белова,
http://zhurnal.lib.ru/b/belowa_j_r/

0

7

В конкурсе на самую нестандартную обложку к "Трем мушкетерам" победил детский сад №15:
http://img219.imageshack.us/img219/1131/mushed7.jpg
Тяжело даются метру Сент-Аману статьи про поэзию XVII века!Даже сам Ворд намекает, что надо выпить!
http://img219.imageshack.us/img219/1744/ezymyannyjwk1.jpg

+1


Вы здесь » Нечестивец » "Газетт" » "Газетт" № 8 (8) за март 2008 года