Нечестивец

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Нечестивец » "Газетт" » "Газетт" №10 за май 2008 года


"Газетт" №10 за май 2008 года

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://foto.rambler.ru/public/espada/1/117/1-web.jpg

Отредактировано Теофраст_Ренодо (2008-05-31 17:45:05)

0

2

Письмо редактора

Уважаемые читатели!
Несказанно рад я  снова очутиться в родных стенах редакции, в моем здоровом коллективе. Матье де Морг, которому я делегировал редакторские функции на время своего отсутствия, блестяще оправдал мое доверие, и прошлый выпуск «Газетт» стал одним из лучших, согласно отзывам читателей. Что же до моей поездки, то ее удачной назвать нельзя. Оказывается, если я желаю получить членский билет и статус академика, то придется отказаться раз и навсегда от освещения творчества писателя, которого самого в свое время в Академию не приняли.  Пожелав им счастливо оставаться,  я подумал: а почему бы нам, презрев снобизм литературоведов, не основать НИИ дюмаведения? С кафедрами арамисометрии, дартографии, монтекристики и прикладной атосологии? Мне кажется, давно пора!
Но ближе к делу. В майском выпуске – предпоследнем  в этом сезоне – мы представляем вашему вниманию журналистский дебют племянницы его высокопреосвященства, мадам Комбале, посвященный критике романтического образа жизни. Неоднократно затрагивая на наших страницах тесные связи творчества Дюма и братьев Стругацких, мы до сих пор оставляли без внимания еще одного пылкого поклонника Сан Саныча, Михаила Афанасьевича Булгакова, и теперь восполняем этот досадный пробел крайне интересным эссе Елены Хилькевич. Метр Сен-Аман познакомит вас с гигантом прециозной мысли г-ном Вуатюром, а Матье де Морг, как всегда, повеселит забавными картинками.
Приятного чтения! Оставайтесь с нами!

Всегда ваш,
Теофраст Ренодо

Отредактировано Теофраст_Ренодо (2008-05-31 17:46:03)

0

3

Сильнее страсти. Больше, чем любовь

Парадоксально, но самая малозатронутая, и, не побоюсь даже этого слова, неизученная тема в мировой литературе – это дружба. О любви пишут много и хорошо, а некоторые  - восхитительно, об одиночестве, о жизни и о смерти, о подвиге, о войне… А о дружбе? На ум приходит один Ремарк с «Тремя товарищами». И Дюма – пэр.
В одном из писем Дюма сказал: «Дружба представляется мне единственным чувством,  ради  которого  стоит жить».  И в мире, созданном его пером, только дружба приносит счастье. Любовь, особенно пламенная р-р-роковая страсть, столь излюбленная романтиками, способна только разрушать. Женщине же в этом храме дружбы уготована только роль Далилы.
Дюма создал единственный в своем роде величественный, проникновенный и необычайно  искренний гимн дружбе. И хотя де-юре «Три мушкетера» - авантюрный роман, но де-факто все эти скачки за подвесками и прочие подвиги нужны только лишь затем, чтобы снова соединить четверку друзей в едином порыве.
В этом романе, уникальном во всей его богатой практике, Дюма пошел на небывалый эксперимент, который до сих пор никто не отважился повторить: он сделал главным героем не одного персонажа, не Атоса, Портоса, Арамиса или д'Артаньяна. Нет в отдельности никого из четверых. А есть четырехъединый герой: Атос-Портос-Арамис-д'Артаньян.
Один за всех, и все за одного. Этот знаменитый девиз (который, кстати, во всей трилогии звучит лишь два раза) - вот формула героя Дюма, в которой он сразу же признается, выдавая технологию. Формула, которую мы принимаем за романтический лозунг. Но с этого момента в отдельности нет ни одного из четверых.

Всегда можно было встретить этих неразлучных, рыщущих в поисках друг друга, от Люксембурга до площади Сен-Сюльпис или от улицы Старой Голубятни до Люксембурга.

Четверо неразлучных друзей на деле львиную долю экранного времени находятся в разлуке. Они расстаются лишь для движения сюжета, потому что сюжет движется тем, что они должны поскорее встретиться. Но каждый раз, расставаясь, они не знают, встретятся ли снова. «Мы встретимся, мы обязательно встретимся!» - звучит как заклинание, как молитва, как аутотренинг.
Характеры мушкетеров, отношения, их связывающие, и сам ход развития их дружбы описаны с  подкупающей убедительностью. Им веришь сразу и на всю жизнь – веришь, что так могло быть, более того, так оно и было. Добиться этого можно было только одним способом: писать с натуры.

Были дали голубы, было вымысла в избытке,
И из собственной судьбы я выдергивал по нитке.

Мало кто обращает внимание на то, что  “Три мушкетера” — это еще и небывалая автобиографическая проза.
В Атосе воплотились черты старшего друга Дюма, Адольфа де Левена. Он действительно был графом, сыном шведского эмигранта. Он взял шефство над юным браконьером из Вилле-Котре, приобщил его к театру, подтолкнул на путь самообразования и стал его первым соавтором. Именно о нем Дюма мог бы сказать, вслед за д'Артаньяном, что он так помог своим словом и примером воспитанию в нем дворянина.
Заметим в скобках, что Левен  одно время тоже сильно закладывал за воротник.
Дружба их продолжалась до самой смерти Дюма. И после нее тоже. Его виконтом де Бражелоном стал Дюма-сын: он сделал его своим единственным наследником и оставил ему свое имение Марли.

Несколько  холодный внешне, как все те  люди,  которые  хотят  знать,  кого  они  дарят  своей дружбой, ибо не могут дарить ее без уважения к человеку,  дабы  не  лишить его потом ни того, ни другого, -  несколько  холодный  внешне,  Левен  был
самым надежным, самым преданным, самым нежным другом для тех, кому удалось растопить лед первого знакомства...

Как известно дотошным мушкетероманам, настоящий д'Артаньян, в смысле Шарль де Бац, родился в Люпиаке. Д'Артаньян у Куртиля -  в Беарне. Но Дюма в качестве места рождения гасконца указывает Тарб! Почему именно этот город? Дело в том, что в Тарбе родился еще один друг Дюма – Теофиль Готье, которого многие наши читатели помнят по роману «Капитан Фракасс». «Добряк Тео» на всю жизнь сохранил в сердце тоску по знойному югу.

- А вот и солнце. Здравствуй, дорогое солнышко! Хотя ты здесь и не такое, как в моей милой Гаскони, но ты похоже, или мне кажется, что ты похоже на него. Здравствуй. Давненько я тебя не видел!

В круге писателей – романтиков он чаще других играл роль примирителя – Портоса. Готье был блестящим историком литературы: он открыл заново нескольких давно забытых поэтов XV и XVII веков, как Вийона, Скюдери, Бержерака и нашего коллегу  Сент-Амана. И именно с его легкой руки появились в «Мушкетерах» все эти многочисленные ссылки и цитаты из поэтов и памфлетистов той эпохи.
А вот роль Арамиса, друга-соперника, для Дюма играл блистательный Виктор-Мари Гюго. Если и был на свете человек, способный заставить Дюма усомниться в том, что он самый гениальный писатель во вселенной, то это был Гюго.
Их отношения не всегда были безоблачными. Доходило даже до того, что пару раз они чуть было не подрались на дуэли. Было время, когда Дюма затмевал друга Виктора своей славой, и автора «Антони» ставили гораздо выше Гюго. Но вот Гюго получил орден Почетного Легиона, а Дюма – нет. Гюго избрали во Французскую Академию, а Дюма – нет… Гюго, расчетливый и целеустремленный, завидовал миллионным доходам Дюма – тем более что ему сверхприбыльный жанр романа – фельетона решительно не давался, и редакторы газет отказывались с ним сотрудничать, а Дюма обожали. А Дюма оскорблялся тем, что его воспринимают лишь как развлекателя, а Гюго увенчивают лаврами мыслителя. Сент-Бев, критик с  тонким  и  требовательным  вкусом, презрительно говорил: "Дюма? Да это так же легковесно, как завтрак вечного холостяка.  "Христина"?  Второсортная  пьеса,  настолько  ниже   "Эрнани", насколько иссоп ниже кедра". Дюма  рычал:  "Завтрак  вечного холостяка"? Предоставьте мне заниматься стряпней, и  тогда  мы  посмотрим, кто кого!"
И тем не менее никогда яд зависти не мог разъесть эту дружбу. Дюма с нежностью говорил Гюго:

В конце  концов  Вы, мой дорогой Виктор, - частица моей души. И я, Ваш старый  друг,  говорю  о Вас, как нескромный юный любовник о своей любовнице.  Одно  из  великих  и прекрасных  таинств  природы,  одно  из  самых   трогательных   проявлений милосердия Божьего заключается в том, что  разлука  бессильна  расторгнуть духовные узы.

Вот она, главная мысль «Трех мушкетеров». Эта книга – не рассказ о том, как найти друзей и дружить с ними, пока все хорошо, кровь горяча и жизнь пуста без подвигов и приключений. Это – рассказ о том, как дружбу сохранить.
Сколько дружб завязывалось у вас в детском садике? Бесчисленное множество. И сколько школьных друзей становились ими только потому, что учительница посадила за одну парту? И даже институтских друзей вы не исчисляли пальцами одной руки. Класс, пионерлагерь, двор… сколько раз вы клялись в вечной дружбе?

- В прежнее время, монсеньор,  - сказал д'Артаньян,  - у меня было не трое, а полсотни друзей. В двадцать лет всех считаешь друзьями.

Мы все пытались дружить так, как герои любимой книги. Но как часто клятвы наши оставались легитимны лишь до первой трудности, до первого соперничества, до первой ссоры, до первого ущемления самолюбия…. Порожденные горячим сердцем Александра Дюма, мушкетеры  - самый убедительный  и вдохновляющий пример того, что чистая, верная, нерушимая дружба на протяжении тридцати лет – не миф, а достижимая реальность. Но достижимая только для тех, кто умеет прощать – прощать искренне, от всего души, не закрывая обиды, как двойки в классном журнале, а стирая их начисто в своем сердце. Для тех, кто имеет достаточно терпения и великодушия, чтобы пережить с другом не только горести, но и радости – а это бывает гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд. Для тех, у кого хватит мужества и решимости рискнуть ради друга всем – честью, карьерой и жизнью. И для тех, у кого достанет упорства доказывать все вышеперечисленное не только словом, но и делом, причем изо дня в день.
И в этом – главный секрет шедевра Александра Дюма, человека, который умел дружить.

Искренне ваш,
Теофраст Ренодо

+1

4

Гасконец в фильме дважды гасконца

Рецензия на фильм «Три мушкетера» 1961 года выпуска
http://foto.rambler.ru/public/espada/1/118/1-web.jpghttp://foto.rambler.ru/public/espada/1/119/1-web.jpg
Режиссер: Бернар Бордери
Сценарий: Бернар Бордери, Жан-Бернар Люк
Композитор: Поль Мизраки
Д'Артаньян: Жерар Барре
Атос: Жорж Декриер
Портос: Бернар Воринже
Арамис: Жак Тожа
Кардинал Ришелье: Даниэль Соррано
Миледи: Милен Демонжо
Планше: Жан Карме
Рошфор: Ги Делорм
Анна Австрийская: Франсуаза Кристоф
Людовик XIII: Ги Трежан
Констанция: Пьеретт Пардье
Фельтон: Саша Питоефф

Наконец-то настало время рассказать о фильме, который много раз упоминался на страницах «Газетт» (см.  №5, 6 и 9) – о самой знаменитой экранизации «Трех мушкетеров» производства Бернара Бордери.
Как бывают писатели одной книги – например, Кен Кизи, который ничего достойного внимания, кроме  «Пролетая над гнездом кукушки», не написал, - так бывают и режиссеры одного фильма. Бордери – один из них. Через семь лет после выхода на экраны фильма Андре Юнебеля (см. «Газетт» №6), который очень многим зрителям показался излишне скучным, тяжеловесным и иллюстративным, Бернар Бордери, снявший к тому моменту пару-тройку костюмных исторических фильмов,  решил представить на суд публики свою версию «Мушкетеров».
http://foto.rambler.ru/public/espada/1/891/891-web.jpg
И надо сказать к его чести, вложил в этот фильм всю душу: именно его картину вспоминают чаще всего, когда речь заходит о лучшей киноверсии романа всех времен. Творческую манеру Бордери как нельзя лучше выражает гасконское слово «панаш» -  дерзание, фантазия, блеск, театральность, словом, то, что Дюма называл «гасконадой». Все это обеспечило новой киноверсии «Мушкетеров» горячий прием у зрителей.
http://foto.rambler.ru/public/espada/1/120/1-web.jpg
Безусловно, успех любой экранизации Дюма во многом зависит от исполнителя роли д'Артаньяна. Если сравнивать фильмы Юнебеля и Бордери по этому параметру, то блистательный Жерар Барре совершенно затмевает блеклого Жоржа Маршаля. Яркий, дерзкий, харизматичный, темпераментный Барре покоряет зрителя с первого взгляда.  Снимаю шляпу перед этим актером!
http://foto.rambler.ru/public/espada/1/123/1-web.jpg
Он – яркое доказательство того, что надо всегда следовать духу книги, а не букве. Жерар так смел и обаятелен, что, любуясь им, забываешь (по крайней мере, пока длится фильм) и о солидном для этой роли возрасте актёра – Барре было уже за тридцать, и о том, что он явно подражает сходящему в те времена с экранов Жану Маре, и даже о том, что романный д'Арт был куда более умен, нежели отчаян, куда более провинциален и невинен, нежели этот светский лев и соблазнитель, и уж точно куда более хитёр и целеустремлён в делании карьеры, для того чтобы простодушно и насмерть влюбиться в небогатую мещаночку. Да, это не такой д'Артаньян, каким его писал Дюма, это не юноша, а зрелый опытный мужчина: но этот д'Артаньян идеально вписывается в стилистику фильма. Ему веришь – и это главное.
http://foto.rambler.ru/public/espada/1/122/1-web.jpg
Интересно совпадение: как и Михаил Боярский, Жерар Баре стал д'Артаньяном почти случайно. Вот как он сам рассказывает об этом:

"Сначала мне предложили играть Атоса, но мой агент была уверена, что я должен стать д'Артаньяном. За ужином с режиссером и продюсером она сделала ловкий тактический ход, заявив, что более удачного актера, чем  Жорж Декриер в образе Атоса,  нельзя себе представить, тогда как я, по темпераменту и внешне,  очень похож на отважного гасконца. Мы непринужденно общались, и к концу ужина идею о смене исполнителей продюсер и режиссер воспринимали уже как свою. Так я получил эту роль и навсегда остался должником Декриера."

http://foto.rambler.ru/public/espada/1/124/1-web.jpg
Не уступают Жерару в мастерстве и другие актеры. «Мушкетеры» стали звездной картиной для очаровательной Милен Демонжо, одной из лучших исполнительниц роли миледи. Демонжо, воплощение идеала красоты образца 60-х годов, возможно, и чересчур аристократична, подчеркнуто изнеженна, капризна, но очень сексуальна. Бордери умело направляет в нужное русло небогатый актерский потенциал Демонжо, добиваясь нужного ему эффекта.
http://foto.rambler.ru/public/espada/1/126/1-web.jpg
К прискорбию, роль кардинала Ришелье стала последней для великого театрального и киноактера Даниэля Сорано. Он скончался, не дождавшись выхода фильма на экран, и в титрах его имя обведено черной рамкой. Его кардинал незабываем. Глаз нельзя оторвать от его мужественно-измождённого, умного лица!
http://foto.rambler.ru/public/espada/1/128/68-web.jpg

http://foto.rambler.ru/public/espada/1/129/1-web.jpg

http://foto.rambler.ru/public/espada/1/130/1-web.jpg
Рошфора играет Ги Делорм, который и до, и после этого переиграл бесчисленное количество экранных негодяев всех мастей. И все из-за его колоритной внешности. Но, пожалуй, что при всей безусловной привлекательности актера он местами перебарщивает: его Рошфор -  негодяй без малейших проблесков человечности.
http://foto.rambler.ru/public/espada/1/131/66-web.jpg

http://foto.rambler.ru/public/espada/1/132/1-web.jpghttp://foto.rambler.ru/public/espada/1/133/1-web.jpg
Отдельный решпект Жану Карме – Планше. Ему пришлось труднее всех: ведь нужно было переиграть самого неподражаемого Бурвиля!  Тем более что они уже соревновались несколько лет назад  в роли Тенардье в разных экранизациях «Отверженных» Гюго. Но Карме с задачей справился превосходно. Изо всей съемочной группы у него самая внушительная карьера в кино - от комедийных эпизодов в начале 50-х до главных ролей в 80-е, а уж премиями «Сезар» он весь обвешан, как елка. Правда, в результате он опять–таки стал героем номер два, оттеснив Атоса, Портоса и Арамиса на задний план.
http://foto.rambler.ru/public/espada/1/134/1-web.jpg
Вот он, главный минус всех французских картин! В фильме есть д'Артаньян, есть Планше  - но фактически нет трех мушкетеров! Несмотря на все старания Бордери – а он пригласил  в фильм замечательных актеров Комедии Франсез, - Атос, Портос и Арамис так и остались бесплатными приложениями к д'Артаньяну. Этому способствует также отсутствие крупных планов. В результате в первые полчаса – час просмотра фильма зритель присматривается, пытаясь найти отличия Атоса от Арамиса (Портоса, слава богу, можно хоть по росту вычислить), и подумывает о том, что неплохо было бы им повесить номера на спину, как футболистам.
http://foto.rambler.ru/public/espada/1/135/67-web.jpg

http://foto.rambler.ru/public/espada/1/136/1-web.jpg
Жорж Декриер, который считается в кинокритике чуть ли не образцом Атоса, хорошо изображает графа де Ла Фера – но именно изображает. Вроде по форме придраться и не к чему, но от этого сильного драматического актера  я ожидал большего. Портос в исполнении Бернара Воринже выглядит, как и положено, простоватым, наивным добряком, но уж слишком схематично очерченным, роль едва намечена. Арамис – Жак Тожа, безусловно, уступает по уровню Жаку Франсуа из фильма Юнебеля, и в основном потому, что ему просто не дали развернуться – всего пара реплик. Получился в результате просто гламурный кросавчег.
http://foto.rambler.ru/public/espada/1/137/1-web.jpghttp://foto.rambler.ru/public/espada/1/138/1-web.jpghttp://foto.rambler.ru/public/espada/1/139/1-web.jpg
Второй минус фильма  - тоже целиком на совести режиссера, который по совместительству еще автор сценария. Первая часть фильма вселяет в сердца зрителей радостную надежду, что вот, слава те господи, наконец-то нашелся режиссер, который снимет то, что написал Дюма, а не то, что родилось в воспаленном мозгу сценариста. Но не тут-то было! Во второй части начинается такой бред, что никакими экранными требованиями и необходимостью перекраивать сюжет это безобразие оправдать нельзя.
http://foto.rambler.ru/public/espada/1/140/69-web.jpg
Уделив пристальное внимание истории соблазнения Фельтона с пути истинного и убийству герцога Бэкингема (отметим кстати отличную работу Саши Питоеффа в роли пуританина – фанатика), Бордери фактически смазывает развязку книги, вставляя нелепые и по форме и по сути эпизоды.
http://foto.rambler.ru/public/espada/1/141/1-web.jpg
Например: миледи закалывает Констанцию кинжалом, но она мало того что остается на ногах, но еще и добрых пять минут обнимается с д’Артаньяном, который как бы не замечает кинжала, торчащего из живота  любимой!  Жерар Барре и Ги Делорм долго и красиво дерутся во всех возможных позициях, а потом Барре картинно закалывает несчастного Рошфора прям на алтаре церкви. В это время Жорж Декриер безо всяких судов и лилльских палачей лично закалывает миледи шпагой.  Все это сопровождается безмерно пафосными диалогами, не делающих чести сценаристу Жану-Бернару Люку. Конечно же, американцы и не таких идиотизмов наснимали, но от Бордери-то ждешь лучшего!
http://foto.rambler.ru/public/espada/1/142/1-web.jpg

http://foto.rambler.ru/public/espada/1/143/1-web.jpg
Кроме того, в этом фильме ярко проявляются личные недостатки Бордери как режиссера: страсть к «съемкам через подсвечники», когда натура, реквизит и костюмы заслоняют актерскую игру, и эдакая лубочность, слащавость,  которая особенно ярко проявилась в снятых следом  той же командой «Анжеликах» ( в этом фильме Жак Тожа сыграл Людовика XIV, а Бернар Воринже – Андижоса).
http://foto.rambler.ru/public/espada/1/144/1-web.jpg
Но все эти минусы с успехом компенсируются большим и главным плюсом: Бордери удалось передать дух книги. Жизнерадостность, искрящийся юмор, пластический вкус, размах натурных и павильонных съемок, прекрасная постановка трюков и драк (многие из которых перекочевали потом в фильм Юнгвальд-Хилькевича) – вот что отвлекает зрителей от слабостей сценария и режиссуры. Особый респект опытному, пожилому композитору Полю Мизраки.
http://foto.rambler.ru/public/espada/1/mizraki/mizraki-web.jpg
Его музыка – праздничная, светлая, богатая нюансами, полутонами и сменами темпа, стала украшением фильма. Мизраки, турок по происхождению, прославился как автор легкой, истинно французской музыки. Его перу, кстати, принадлежит смешная песенка «Все хорошо, прекрасная маркиза». В «Мушкетерах» он развернулся во всю ширь таланта.
Резюмирую. Фильм Бордери, при всех его недочетах, не зря засматривали до дыр, до полного стирания пленки. И хоть больше ничего достойного Бернар Бордери не снял, но его «Мушкетерам» по праву принадлежит  переходящее красное знамя в соцсоревновании экранизаторов Дюма.

Благодарю Черного Принца за помощь в создании статьи

Искренне ваш,
Матье де Морг

Отредактировано Матье_де_Морг (2008-05-31 18:35:01)

+1

5

Опыты литературного анализа романа М.Булгакова "Мастер и Маргарита"

О параллелях между «Графом Монте-Кристо» и «Мастером и Маргаритой»

http://www.pravkniga.ru/images/site/bulgakov.jpghttp://www.5-tv.ru/shared/bank/719_18453.jpg
Среди  произведений  М.  Булгакова, пожалуй, самым известным является "Мастер и Маргарита". Этот роман  любим  многими  людьми,  его  поклонниками являются  целые  поколения читателей. Книга переведена на множество языков и известна во всем мире. Неудивительно, что многих  интересовали  литературные источники,  которыми  пользовался  автор  в  создании  своей книги. Написано множество книг, проделаны серьезнейшие исследования по "Мастеру и Маргарите" и  все  они  безусловно  свидетельствуют  о  необыкновенной  начитанности  и образованности автора -- Михаила Афанасьевича Булгакова.
     Уже при первом прочтении романа читатель узнает влияние, выражающееся в образах, фразах  и  строении  сюжетной  линии,  влияние  произведений  таких писателей  как  Гете,  Данте  и  Гофмана. Особенно сильно влияние, вплоть до прямых цитат, Гофмана,  Сковороды  и  поэзии  провансальских  трубадуров  - альбигойцев.  Критика  искала истоки романа в первую очередь в произведениях великих,  мировых  классиков  и  философов.  Спору  нет,  образованность   и энциклопедическая   начитанность  Михаила  Афанасьевича  давали  на  то  все основания.
Все эти источники уже были замечены исследователями булгаковского романа, но совершенно незамеченным  остался,  на  мой взгляд, самый  главный,  которому Булгаков уделил особое место  и  внимание  в своем  романе  источник этот - роман А. Дюма "Граф Монте-Кристо".
     Обратим внимание на сходство композиции романов Булгакова и Дюма. И тот, и  другой  роман  состоит из как бы из  двух  книг:  в  первой  говорится  о преданной  и безвинно наказанной "светлой" личности  (Иешуа или Дантес),  во второй книге  говорится о деяниях сверхмогущественного существа (Воланда или графа Монте-Кристо), которое свершает возмездие - отмщение  и награждение.
Но нужно отметить, что и Дюма, в свою очередь, позаимствовал историю Дантеса в Евангелии, а  идею сверхмогущественного существа у Гете и  Лессажа («Хромой бес»).  По-видимому,  Булгаков  уловил некоторое  подражание евангелию  (этому древнейшему   бестселлеру)  со  стороны   Дюма:  Дантес  -  аналог  безвинно осужденного Христа, прокурор Вильфор - аналог прокуратора Пилата, а  само по себе второе пришествие Дантеса в грозной ипостаси, карающего и милующего...
     Следует отметить  также,  что  в то время  как у Дюма  две книги  четко разделены и логически и хронологически связаны,  у Булгакова они  переложены пластами и нить их связующая, казалось бы, потеряна.
     Перейдем  к  деталям.  Бросаются  в  глаза  две  детали  - сверхточная стрельба по картам (из туза -десятку) графа Монте-Кристо и  Азазелло  и капли аббата Фариа (и Азазелло),  которыми можно  отравить и  воскресить. Казалось бы,  эти приемы по отдельности встречаются и у Шекспира в "Ромео и Джульетте",и у Пушкина в "Выстреле", но, как говорят юристы, два совпадения - это уже улика.
     В обоих романах в неволе встречаются учитель и ученик: Дантес и аббат Фариа - в тюрьме; Мастер и Иван Бездомный  -  в сумасшедшем  доме.  В обоих случаях  учитель  сам  приходит  к   ученику,   за  учителем  слава   тихого сумасшедшего, за  учеником - буйного, причем в обоих случаях  ученик выходит на свободу, а учитель умирает  в тюрьме, и остается от него только номер без имени. Интересно, что номер Мастера - 118, причем первая  единица совпадает с номером  корпуса, номер  же  аббата  -  27,  сумма цифр  у  27-ми и 18-ти совпадает и равна  9, а сами эти числа отличаются  как раз на  эту величину.
Номер Бездомного  - 117, на  единицу  отличается от номера Мастера,  причем Бездомный находится в том же корпусе, тогда его номер (17) составляет  ровно половину от  номера Дантеса  - 34 и на  одну  единицу (только  первых цифр) отличается от номера  аббата (27). Стоит  также  отметить, насколько  похожи буйства Дантеса и Бездомного, когда они  узнали, что их привезли в место  их заключения. Кроме того, аббат -  лицо духовное  и  полиглот,  но и Мастер - полиглот, по крайней мере  от  писательского  звания он категорически отказывается, хотя  написал книгу. Заметим, что и аббат в заключении  написал книгу, которую затем издал Дантес. Бездомный, как и Дантес,  остается единственным  душеприказчиком книги учителя,  по крайней  мере  единственным, кто знает ее смысл  и содержание. В этом тоже сходство обеих книг с евангелием.
     Теперь перейдем к  существам,  составляющим их свиты. У графа  Гайде, немой  эфиоп,  контрабандисты,  сицилиец  с  ножом, бандит Луиджи и т.д. У Воланда - Гелла, Бегемот, Фагот, Азазелло с ножом, Абадонна  и т.д. А схожие свиты  играют схожих  королей! Вообще,  характеристики и  действия Воланда и Монте - Кристо  очень похожи,  например восстановление  утонувшего корабля "Фараон" графом в  сущности ничем не отличается  от восстановления сгоревшей рукописи Воландом, да и, судя по его милосердию, Воланд вовсе не дьявол.
     Бал  в квартире №50, с  ожившими обнаженными грешницами, среди которых - Мессалина и Фрида,  похож не  столько на  приключения в доме  архивариуса Линдгорста, сколько на ужин в пещере  графа Монте-Кристо (Синдбада-морехода) с бароном Францем д'Эпине  и с ожившими под воздействием гашиша  обнаженными статуями Фрины, Мессалины и Клеопатры.
     Нельзя  пройти  мимо такой  сцены  у Дюма, когда Монте-Кристо  с  двумя собеседниками беседуют  в ожидании зрелища публичной казни через размозжение (MAZZOLATO), а другой  - через отделение головы (DECAPITATO). Так и Воланд беседует  с Берлиозом  и  Бездомным  о том,  что  Берлиозу  отрежут  голову, MAZZOLATO  было  произведено трамваем (довольно тупым предметом). DECAPITATO было совершено над несчастным конферансье  Бенгальским (Бегемот  оторвал ему голову),  правда, потом по приказанию Воланда голову вернули, но  и в романе Дюма  вторая казнь благодаря Монте-Кристо  была отменена. Заметим, что очень похожий разговор о  планах мести и могущим им помешать внезапной  смерти или сумасшествия происходит у графа  с Вильфором - который станет объектом этой мести и сойдет с ума (как и Бездомный).
     Мотив   вампиризма,   впрочем,  довольно   безобидного,  у   Дюма  тоже присутствует  - в свете ходят слухи,  что граф -  вампир, судя по бледному цвету  лица, мелким  острым  зубам тому, что граф ничего не  ест  на людях и прекрасно видит  в темноте. На протяжении всего романа  граф сравнивается  с вампиром.  Есть  даже  мотив телеграфиста,  посылающего  неверные  сообщения (подкупленного   не  Лиходеевым,  а  Монте-Кристо),  хотя  телеграф  еще  не электрический.
     В обоих романах главная героиня не достойна света, но покоя, и Мерседес, и Маргарита отдаляются от света и отправляются на покой в уединенный домик.
     Можно  предложить длиннейший  список  подобных совпадений (см.  таблицу аналогий 3), но  внимательный  читатель может и сам найти их при чтении этих двух романов.
     Даже  если бы  из хронологических  соображений не  было  ясно, какой из романов  является  первоисточником,  то  это  легко  было  бы  установить из текстов. Так,  Фариа  действительно  учит  Дантеса,  а  Мастер  только назван учителем Бездомного.  Эпизоды с телеграфистом и с пыткой голодом Данглара  у Дюма аккуратно вставлены в сюжет, а  у Булгакова  появляются как отражения в снах Никанора  Ивановича и в россказнях вампира  Варенухи.  У  Дюма массовая отравительница действует, а у Булгакова только присутствует на балу, Монте - Кристо вызывает и  отсылает  жулика -  "отца  Кавальканти",  потому что так нужно по сюжету, Бегемот же вызывает и отсылает пройдошистого  дядю Берлиоза без всякого смысла и т.д.  Создается впечатление, что Булгаков сознательно и очень  старательно  воспроизвел  все  ходы  Дюма,  даже те, которые  не  мог оправдать  сюжетом.  Гипотеза  бессознательного  заимствования из-за числа и характера  совпадений не проходит.  Более  того, создается  впечатление, что Булгаков,   разгадав   игру  Дюма   (подражание   евангелию),  затеял   свою литературную игру - мистификацию!
     Вот  что  хотелось бы  сказать в заключение. Булгаков отнюдь  не  хотел популяризировать ни философию Сковороды, ни историю и поэзию альбигойцев, он хотел  создать  бестселлер,  и  он  его создал, мастерски  используя все ему доступные  средства,  в  том числе  и рецепты  Дюма, ведь давно уже  замечен употребляемый  Дюма  в  каждой  книге  определенный  "поварской   набор" - определенное  количество  дуэлей, любовных  линий и  т. д.  - делающий  его произведение тем самым беспроигрышным бестселлером. Кстати Дюма, еще и автор настоящей поваренной книги,  в своих литературных произведениях щедрой рукой рассыпал  изысканные угощения,  как  и  Булгаков в "Мастере и Маргарите", и, скажем,   Ян  Флеминг  в  "Джеймсе  Бонде".  Почему-то  порционные  судачки, деволяйчики  и  стерлядка,  пересыпанная  икрой и  раковыми  шейками  трогают какие-то   тайные   струны  в   читательской   душе.  Этот  сильный   прием, приковывающий внимание читателя, после Дюма многие заметили, и стали активно использовать.
     Роман  же  Булгакова безусловно интеллектуальней, тоньше, книжней,  чем произведение Дюма (но не стоит, впрочем,  слишком свысока относиться к Дюма, который  был, тем  не  менее, прекрасным  писателем -- давно  замечено,  что первых глав  "Трех  мушкетеров" не постыдились  бы ни  Флобер,  ни Франс, ни Доде).
     И, наверное, мы слишком идеализируем себя, убеждая самих же себя в том, что полюбили "Мастера и Маргариту" за его тонкость и  книжность, на самом же деле  любим мы его  и  за  этот пряный  соус,  придающий  роману  остроту  и пикантность,  а  за  тонкость  мы  его  скорее  уважаем.  Если  бы  не  было интеллектуальной  приправы,  почитателей  романа было  бы меньше, но,  увы,- ненамного.

Таблица аналогий Дюма  - Булгаков

I. Структура
Роман состоит из двух книг: Первая - о Дантесе, преданном и безвинно осужденном, вторая - о могущественном  графе Монте-Кристо.
Роман состоит из двух книг: Одна о Иешуа, преданном и безвинно осужденном, другая о могущественном  существе - Воланде.

II. Основной сюжет
1. Слывущий тихим помешанным, аббат Фариа в  неволе проникает к Дантесу и становится его учителем, причем действительно учит его всему.
Слывущий тихим сумасшедшим, Мастер в в неволе проникает к Бездомному и становится его "учителем" по названию (но ничему его не учит).

2. Дантес слывет бешеным, потому что набросился на 4-х конвоиров, когда узнал, что его привезли в тюрьму.
Бездомный считается буйным, так как набросился на 4-х санитаров, когда узнал, что его привезли в клинику.

3. Дантеса арестовали в кабачке.
Бездомного повязали в ресторане.

4. Фариа объяснил Дантесу, почему тот попал в тюрьму
Мастер объяснил Бездомному, почему он попал в клинику.

5. Дантес (№34) выходит на свободу – Фариа умирает в тюрьме под №27.
Бездомный (№117) вылечивается - Мастер умирает в клинике под №118.

6.Полиглот Фариа знает 5 живых языков, включая родной итальянский, немецкий, французский, английский, испанский, а с помощью древнегреческого понимает  и новогреческий – всего 7 языков.
Полиглот  Мастер, кроме родного русского, знает английский, французский, немецкий, латинский и немного читает по-итальянски - всего 7 языков.

III. Основные сцены и эпизоды.
1. Монте-Кристо дает роскошный ужин барону Францу Д' Эпине в сказочно украшенной пещере (вертепе в буквальном смысле). Под действием гашиша оживают обнаженные статуи грешниц Мессалины, Фрины и Клеопатры (все это творится в "голове"  барона)
Воланд дает роскошный бал в нехорошей квартире (вертепе в переносном смысле) с ожившими обнаженными грешницами, в том числе с Мессалиной и Фридой. В конце появляется некий барон, и только когда из черепа  Берлиоза пьют вино - кровь убитого барона, бал приобретает  законченность.

2.Монте - Кристо беседует с Францем и Альбером о казнях, планах мщения и дуэлях в ожидании публичной казни 2-х  преступников:1-го через размозжение головы (Mazzolato); 2-го через отделение головы  (что сопровождалось выбитыми зубами и глазом , Decapitato). Но 2-й по воле графа  был помилован.
Воланд беседует с Берлиозом и Бездомным о планах и внезапной  смертности (и сумасшествии). Затем Берлиозу отрезает голову. А обезглавливание Бенгальского Воланд отменил, голову  приставили обратно.

3.Граф устраивает с подкупленным  телеграфистом "шутку" с целью  разорения Данглара на бирже.
Варенуха рассказывает о шутках якобы подпоенного Лиходеевым телеграфиста с "Ялты".

4.Граф стреляет, делая из туза десятку, даже попадает в каждый листик крестового туза.
Азазелло попадает по намеченным очкам карты, даже закрытой, и в любой из желудочков сердца.

5.Граф "умерщвляет" и "оживляет" Валентину каплями аббата Фариа (капли используются многократно).
Азазелло отравляет и оживляет Мастера и Маргариту одним и тем же снадобьем (фалернское вино).

6.По приказу графа римские бандиты морят Данглара голодом,  чтобы он за хорошую еду платил огромные деньги, до полного разорения.
В снах Никанора Ивановича валютчиков не отпускают и плохо кормят, соблазняя домашними обедами, пока те полностью не сдадут валюту.

7.Сцены публичного разоблачения "князя" Кавальканти на помолвке,
"Сеанс разоблачения" Семплеярова в варьете (публичный!) и прокурора Вильфора в суде.

8.Граф быстро отсылает "отца" Кавальканти, которого сам вызвал письмом. (Его  использовали, но от развития в сюжете отказались)
Бегемот отсылает из Москвы дядю Берлиоза, которого сам вызвал телеграммой. (Вообще никак не использовав!?)

9.Римские бандиты, Беппо с Терезой, похищают Альбера, но потом, по просьбе графа, -отпускают.
Свита Воланда похищает Варенуху, затем пытаются похитить Римского. Воланд Варенуху отпускает.

10.Граф появлется в Опере, чтобы познакомиться с парижанами и исчезает с середины. ( В опере давали "Роберта-дьявола"!)
Воланд появляется в Варьете, чтобы посмотреть на москвичей, и тоже исчезает с середины.

11.Благородный бандит Луиджи сжигает особняк помещика только затем, чтобы взять платье его дочери.
Бегемот и Фагот сжигают валютный магазин и ресторан, похищая какие-то пустяки (халат, семгу и т.д.).

12.Госпожа Вильфор, массовая отравительница, беседует с графом  о чудо-яде (Аква - тофана).
На балу у Воланда присутствует массовая отравительница госпожа Тофана.

13.Прокурор из трусости осуждает невиновного, к которому испытывает симпатию (оба накануне свадьбы).
Прокуратор  из трусости осуждает  невиновного, к которому  испытывает симпатию.

14.В конце романа - прощение Данглара.
В конце романа - прощение Пилата.

IV. Характеристики  персонажей.
а) Монте –Кристо  -  Воланд
1. Свита.
Верная Гайде, немой эфиоп, корсиканец с ножом, контрабандисты, римские бандиты, и  склонный к переодеванию юноша Беппо
Верная Гелла, Азазелло с ножом, Фагот-Коровьев, юноша-кот- Бегемот.  (Арчибальд Арчибальдович -- контрабандист!)
2. Наднациональность.
Из разговоров:  "Англичанин?"; "Итальянец?"
"Откуда же он? С конца света?"
"Быть может еще того дальше?"
Из мыслей Берлиоза и Бездомного:
"Немец?"; "Англичанин?";
"Нет, скорее француз..."
"Поляк?..".
3.  Лже-вампиризм.
Много разных людей в разговорах предполагают, что по ряду признаков граф - вампир. Развития это не имеет. Фамилия Луиджи - Вампа, лошадь графа - тоже Вампа.
Варенуха -- вампир, но "не кровожадный". Гелла тоже  только пугает Римского - кровавых последствий нет. Варенуху потом "развампиривают", Маргариту "разведьмачивают" и т.д.
4. Милосердие.
Хотя Дантес, после совершения добрых дел, посвятил себя мщению, он помиловал: Кадрусса, Валентину, Альбера, Данглара.
Воланд отнюдь не чужд милосердию (хоть  щели затыкай!): Фрида, использованное желание Маргариты, Варенуха, Наташа, Пилат и т.д.
5.  Могущество.
Проявляется в том, что персонаж может возвращать утраченное. Дантес восстановил   утонувший корабль "Фараон".
Воланд восстановил сгоревшую рукопись Мастера.

6.  Квартирный вопрос
Могущество графа проявляется также в, том, что квартирный вопрос для него не существует - он скупает в Париже и Марселе именно те дома, которые хочет.
Для Воланда также квартирный вопрос  не   существует - он живет в квартире Берлиоза, возвращает Мастеру комнату, занятую Алоизием.
7. Полицейская слежка за графом ни к чему не приводит.
Милицейская слежка за Воландом безрезультатна.
8. Граф на каждом шагу дарит алмазы, кареты, векселя, золотые и т.д.
Воланд тоже дарит алмазную подковку, разбрасывает деньги и т.д

б). Мерседес  -  Маргарита
1.Кадрус говорит, что если бы королев выбирали за внутренние достоинства и благородство, то Мерседес выбрали бы королевой.
Маргариту выбирают королевой  бала, при этом Воланд намекает на ее, возможно, королевскую кровь.
2.Мерседес удаляется от света на покой в уединенный домик с сыном.
Маргарита не заслуживает света, а только покоя с Мастером в  уединенном домике.

Евгения Хилькевич

Отредактировано Теофраст_Ренодо (2008-05-31 18:41:27)

+1

6

Предисловие
Когда редакция в полном составе отмечала выход в свет очередного номера, в дверь постучали. Мэтр Ренодо пошел открывать, и через пару минут появился с женщиной, с ног до головы закутанной в плащ, с которого стекала на пол вода.
- Погода просто ужасная, и если бы не дела государственной важности, я бы ни за что не пришла сюда в такую ночь, - промолвила незнакомка и откинула капюшон.
Редакция сразу протрезвела, увидев воочию мадам Комбале, любимую племянницу кардинала.
- Мой дядя весьма недоволен вашей газетой. Ему кажется, что ваше представление о его роли в жизни страны несколько неверно. А основные темы издания – это прямое издевательство над ним и его политикой. Сначала он вообще решил закрыть газету, а потом ему пришла в голову другая идея. Вы можете писать о чем угодно, но при одном условии…
- Каком же?
- Вы дадите высказаться и другой стороне. Вот, скажем, эту статью я написала по просьбе дяди под чутким руководством, и Его Высокопреосвященство будет весьма огорчен, если она не попадет в следующий номер.
Девушка достала из-за корсажа сложенный в несколько раз лист бумаги.
- Спасибо, что выслушали меня. Что делать дальше, вы знаете. Желаю всем приятного вечера.
Мадам Комбале изобразила небрежный реверанс и вышла из комнаты. Сквозь тишину донесся стук копыт удаляющегося экипажа.


История вымирающего вида
http://foto.rambler.ru/public/espada/1/674387273/674387273-web.jpg

«Это ошень поэтишно…
Ви помниль яблок в цвету? Да? Ха-ха!»
Р. Сабатини, Одиссея капитана Блада

Тема нашего сегодняшнего разговора стара как мир и актуальна, как день зарплаты, ибо речь пойдет о неизменно прекрасном явлении, неоднократно воспетом в мировом искусстве. Имя ему – романтизм. Не в современном смысле книжек скверного эротического стиля из отдела «романтическая литература», а в качестве основной приправы блюд, поданных господами Гюго, Дюма, Сабатини к нашему столу. Кушать подано, а стоит ли? Давайте разберемся вместе.
Представим себе существование романтического героя в нашем грешном мире. Здесь возможны два основных варианта поведения: адаптация к современности либо строгое подражание любимым образам.
Так, если вы встретитесь с человеком, который ходит в сауны с друзьями, любит свою пегую «Тойоту Короллу», охоту и разборки больше женщин – знайте, перед вами типичный современный рыцарь. Да-да, именно про него когда-то были написаны красивые, но абсолютно не реальные истории и поэмы из золотого фонда литературы. Некоторые отличия легко объяснимы: если и рождался один на тысячу, похожий на романтического героя, то вскорости безвременно погибал от мора, войн и предательства из-за своей тонкой душевной организации, не успев оставить потомства. Оставшиеся в живых рыцари со временем мутировали, сменили лошадей под седлом на лошадей под капотом, и теперь служат своеобразным украшением жизни. В быту неприменимы, зато подвиги и приключения из первых рук гарантированы.
Другие представители вымирающего вида – книжные романтики. Собственных ценностей они не придумали, современные отвергают и способны только слепо копировать первоисточник. Это они подают руку своей девушке на выходе из трамвая, незаметно растолкав окружающих – рук на всех не хватит, а рыцарь должен быть благородным. Это те, кто при встрече дарит одну розу – путь прекрасной дамы должен быть усыпан цветами, даже если на букет денег не водится. Они всегда готовы писать стихи о давно минувших временах и горько сетовать на то, что опоздали родиться. Их существование пронизано подражательством, а каждый прожитый день они сравнивают с деяниями любимых героев. «Как мужчина и дворянин, я должен…» - вот девиз, которым начитанный рыцарь руководствуется в жизни. Стоит ли говорить, что даже красная книга не спасет этот вид от исчезновения…?
Где же найти нетронутый уголок романтизма, который на улице смотрится глупо, а в личном общении просто смешно? Конечно, в заповеднике! Ролевые игры, кабинетные и в полях, Интернет - форумы и дневники – вот последние бастионы романтизма. Но спасти его из заточения в твердом переплете они не в силах, настолько подобные заменители далеки от жизни. Поэтому не стоит почем зря тревожить тени великих героев – нас ждут иные вершины, покорять которые придется по другим правилам. И у каждой эпохи они свои.

Мадам Комбале,
внештатный корреспондент «Газетт»

Отредактировано Теофраст_Ренодо (2008-05-31 18:54:38)

+1

7

Комментарий М.А. де Сент-Амана

Основы прикладного героеведения. Эволюция  и мимикрия
Признаюсь честно, после корпоративного прочтения статьи мадам де Комбале,  большинство сотрудников нашей редакции первые несколько минут молчали, совершенно пораженные страшной догадкой, что они-то как раз и есть самые что ни на есть неромантические герои...То есть совсем не романтические. Покраснев с головы до ног, мы с Матье  дружно приняли волевое решение бросить пить вино (красное и белое), а так же пить коньяк во время игр в азартные игры. Потом, немного поразмыслив, решили бросить сперва пить белое вино, а потом пить коньяк и играть.  На второй день энтузиазм в наших рядах немного поутих, и мы решили, что для начала вполне достаточно будет просто не приставать в пьяном виде к молодым парижанкам.
Наш любимый редактор, послушав эти проникновенные речи, веско заметил, что романтизма нам это не прибавит, и сколько бы мы не притворялись, порядочных людей нам все равно не обмануть. Сказав это, он поправил перед зеркалом свой крахмальный воротничок, и удалился в свой кабинет готовить новую настойку от боли в висках после…гм, в общем, от мигрени.
И тогда мы серьезно задумались: а что же за вид этот романтический герой, и  что входит, так сказать, в стандартный пакет услуг, предоставляемых рыцарем прекрасной половине человечества?
Перечислим по порядку:
1. Подавать руку в разных ситуациях;
2. Дарить цветы (даже когда не на что купить себе бутылку кефира)
3. Писать стихи. Причем темы этих стихов обычно не блещут разнообразием: либо о даме сердца, либо о своей любви к даме сердца.
4. Мотивировать свои более или менее хорошие поступки принадлежностью либо к мужскому полу, либо к благородному происхождению(!).
5. Уметь совершать приятные неожиданные поступки, беспрестанно радовать и удивлять.
6. Иметь нежную и тонкую душевную организацию, но при этом быть сильным, стойким и мужественным.
7. Быть щедрым.
8. Не быть при этом нюней и мамсиком.
9. Прочее.

Интересный и многогранный получился набор.
И наиболее он интересен тем, что все эти качества практически невозможно совместить в одном человеке. Прежде всего, потому, что обычные люди, к сожалению, не вписываются в навязываемые романтической литературой и стереотипами рамки, и еще потому, что ни одна дама сама себе не может четко ответить на вопрос, где же пролегает грань между рыцарем  и рохлей? Обычно в природе попадаются гибридные, полученные при естественном скрещивании видов экземпляры: либо сильный и стойкий рыцарь, но при этом грубиян  и недотепа, либо романтический красавец, но при этом жмот и мямля...
Как в песенке бабы-яги: думала - мушшина, что за чертовшшина…

И тут напрашивается вопрос: а существовал ли в природе данный вид вообще? Или это миф, плод разгоряченной  дамской фантазии. Ведь есть же легенды о грифонах, кентаврах и единорогах, а много ли скелетов единорогов вы видели в палеонтологических музеях? То-то же. Одни динозавры стоят…
Так может быть, дорогие дамы, стоит присмотреться к героям вообще? Да, длина их копья может отличаться от принятого стандартом, и белизна коня может не соответствовать норме, ну так и вы, дорогие дамы, будьте справедливее, и, что самое важное, самокритичнее. Нет, нет, это нисколько не камень в ваш огород, упаси бог. Просто признайте – наш несовершенный мир хоть и действительно далек от совершенства, но все же не набит одними шкафообразными жлобами и метросексуальными гламурными паадонками. В бетонных джунглях попадается еще и редкий, занесенный в красную книгу вид: Mushinus nastoyashiy. Прошу не путать с более распостраненным Mushinus vulgaris, более стойким к неблагоприятной окружающей среде, но, к сожалению, полностью оправдывающим свое неблагозвучное название.
Дорогие дамы, мой вам совет, ищите этот редкий вид, и быть может он, как цветок папоротника в купальскую ночь, подарит вам счастье небывалое. Главное, чтобы через розовые фильтры романтических очков вы смогли его разглядеть…

С уважением,
М.А. де Сент-Аман

+1

8

Маленький гигант голубого салона

О Венсане Вуатюре

http://foto.rambler.ru/public/espada/1/146/1-web.jpg

Безусловно, говоря о поэзии начала XVII века, нельзя пройти мимо этой колоритной личности.  «Газетт» на своих страницах уже обращалась к теме прециозной субкультуры, которая цвела и колосилась в салоне мадам Рамбуйе (см. «Газетт» №5 и №7). А в этом номере мы поговорим о главном идеологе  и знаменосце прециозной тусовки – г-не Вуатюре.
Хоть и косвенно, но именно Дюма способствовал тому, что имя Вуатюра еще не кануло в Лету. Он присутствует за кадром в «Мушкетерах» и «Двадцати годах»:

- Я написал рондо на эту тему, – продолжал Арамис. -  Я показал его в прошлом году господину Вуатюру, и этот великий человек наговорил мне множество похвал.

Фрондеры в доме Скаррона сплетничают о его личной жизни и критикуют за спиной творчество, давая возможность Франсуазе д'Обинье проявить милосердие:

- Скажите, сударь, - сказала Франсуаза д'Обинье, - как вам нравятся друзья бедного Вуатюра? Послушайте, как они отделывают его, расточая ему похвалы. Одни отнимает у него здравый смысл, другой – поэтичность, третий – оригинальность, четвертый – юмор, пятый – самостоятельность, шестой…. Боже мой, что же они оставили этому человеку, вполне заслужившему славу?

А в «Красном сфинксе» Дюма даже выводит Вуатюра на сцену, хотя и в маленьком эпизоде:

- Вот господин Венсан Вуатюр, известный поэт и остроумец; он будет одним из первых академиков господина Конрара, когда господин Конрар создаст свою академию; а пока что он представляет иностранных послов его королевскому высочеству Месье.
Человек невысокого роста, бодрый, элегантный, краснолицый, одетый в черное, со шпагой, прикрепленной горизонтально, выпятил грудь, слушая перечисление своих титулов, сопровождаемое восхищенным и уважительным шепотом публики.

Согласитесь, портрет узнаваемый и емкий.
Дюма не зря уделил ему столько внимания. Биография Вуатюра заслуживает внимания, а местами – и уважения. Сын виноторговца из Амьена, поставлявшего вино королевскому двору, Вуатюр пробил себе дорогу к известности и достатку единственно своим собственным умом – и немножко личными связями, а куда ж без этого. Можно долго смеяться над рассадником галантной заумности в  голубой гостиной прекрасной Артенис – маркизы Рамбуйе, но одного отрицать нельзя – именно она изменила раз и навсегда отношение общества к поэту. Поэт в средние века – существо отверженное и презираемое, чуть получше разбойника и бродячего актера, находящееся на одной ступени с шутом и придворным карликом, поэзия – непрестижное и недостойное благородного человека занятие:  это мнение Дюма вкладывает в уста жертвы атосовой педагогики:

- Разве дворяне пишут стихи? – наивно спросил Рауль. – Я полагал, что это унизительно для дворянина.

Несмотря на низкое происхождение, Вуатюр, будучи представлен в 1625 году госпоже Рамбуйе, сделался завсегдатаем ее салона, законодателем мод и главным судьей среди ценителей аристократической литературы. Ему покровительствовали многие высокопоставленные персонажи, он занимал видные должности при дворе и сколотил себе при этом недурное состояние – правда, потом все спустил в карты (Дюма неоднократно упоминает о том, что Вуатюр был страстным картежником). Он пользовался большим уважением благодаря таланту, остроумию и  независимости характера:

- А я, со своей стороны, - сказал Арамис, - я ставлю ему в вину еще то, что он держит себя чересчур свободно с великими мира сего.

Его сочинения – как стихи, так и письма, - были опубликованы только один раз: в 1650 году, уже после смерти Вуатюра.  И с тех пор не переиздавались ни разу. Нам пришлось немало потрудиться, чтобы раскопать, сдуть пыль и проветрить от нафталина вуатюровское творчество. Попытаемся разобраться, почему.
В  отличие от поэтов – либертинов (к ним имеет честь принадлежать и ваш покорный слуга), которых в первую очередь заботило выражение в поэтической форме философских идей, в прециозной поэзии утверждался примат формы над содержанием. Литературным отражением салонной жизни были бесчисленные мадригалы, сонеты, рондо, послания, представлявшие собой легкую, изысканную светскую «causerie» (непринужденный разговор, беседа) в стихах с ее острословием, вычурными оборотами, словесной игрой, поэтическими загадками, каламбурами.
Маскариль: Вы можете услышать, с каким успехом исполняются в лучших парижских альковах двести песенок, столько же сонетов, четыреста эпиграмм и свыше тысячи мадригалов моего сочинения, а загадок и стихотворных портретов я уж и не считаю. На мадригалы у меня особый дар. В настоящее время я перелагаю в мадригалы всю римскую историю.(Мольер, «Смешные жеманницы»)
Любовь, точнее галантная влюбленность, культ дамы, мелкие эпизоды светской жизни — обычная тематика этой поэзии, отличающейся изощренной формой, насыщенной остротами, аллюзиями и намеками, развернутыми метафорами, броскими антитезами и гиперболами и т.д. и т.п.
Вот, к примеру, один из сонетов Вуатюра:

О дивные цветы, что манят красотой,
И круг невинных нимф, питомицы Авроры,
Созданья, что давно ласкают Солнца взоры
И небеса с землей прельщают красотой,

Филлидин зрите лик и каждою чертой
Любуйтесь сообща, свои оставя споры,
Признайте, что она куда прекрасней Флоры,
Когда лилей и роз всех более у той.

Покиньте же свои сады без сожаленья,
Ведь даже боги ждут ее благоволенья,
Бессмертью предпочтя огонь любовных бед.

И не кляните смерть, коль за нее вы пали:
Жестокая едва ли
Натешится сполна, не погубив весь свет.

Пустое многословие, красивые обороты, изящество так и прет – но в итоге «ниачем», как говорят на сайте udaff.com.
А вот вуатюровское рондо, стиль которого так удачно пародирует Дюма  в сцене богословского диспута в Кревкере:

Кто воду пьет (оставьте спор со мной!),
У тех в крови ни капли ледяной.
Они всегда смелы и дерзновенны,
Они сильны и горячи, их вены
Наполнены отвагой до одной.

Их пыл воде не проиграет бой
И разгорится с силою двойной.
Не знать такому молодцу измены,
Кто воду пьет.

Кто подкрепился силой водяной,
Те заняты любовью и войной,
Поскольку мощны и крепки их члены.
Признай, мои сужденья несомненны,
Не то тебя побьют (потом не ной!),
Кто воду пьет.
Отличительная черта прециозников – многочисленные «стихи на случай». Например,

Сонет его высокопреосвященству кардиналу Мазарини
по поводу «Комедии махин»

Армида ль наших дней иль мудрая Цирцея
Весь этот странный мир волшебный создала?
И с пор каких легко по воздуху тела
Взмывают ввысь, отнюдь к земле не тяготея?

Где неба купол был - о дивная затея! -
Деревья и цветы мы видим без числа,
И мириадом звезд горит ночная мгла,
Чтоб стать зерцалом вод по воле чародея.

Мы можем наблюдать в единый миг пруды,
Мосты, дворцы вельмож, роскошные сады:
Одна быстрей другой сменяются картины.

О, как благодарить тебя, святой прелат,
За то, что с этих пор фальшивые личины
Уже не при дворе, а в опере царят?

Имеется в виду одна из первых итальянских опер, представленных в Париже (1645 либо 1647 год). Мазарини выписал для постановки итальянских артистов, а декорации и машинерию изготовил известный мастер Торелли.
И напрашивается вопрос: почему мы тратим свое время  на сочинителя такого рода стишат? Да ведь все дело в том, что он вовсе не был бездарным светским графоманом, как могло показаться! Как только Вуатюр в своих стихах  отказывается от прециозных штампов  - он  достигает замечательной естественности и легкости слога.  Продолжая и развивая традиции Клемана Маро, мастера изящных стихотворных миниатюр (также упомянутого Дюма в «Асканио»), Вуатюр может  и непринужденно веселиться (хотя, справедливости ради, стоит сказать, что идею «стиха о сочинении стихов» он одолжил у Лопе де Вега, см. сонет «За нежный поцелуй ты требуешь сонета»):

Рондо о рондо

Конец! Мне приказала Изабо
Любой ценою сочинить рондо:
Нелегкое задание, признаться, –
Чтоб восемь строк на –о и пять на –аться!
Но делать нечего – сажусь в седло.

И вот уж пять покинули гнездо:
Дотянем восемь, помянув Бордо;
И скажем (не впервые исхитряться!)
        Конец!
Что ж, хорошо! Еще добавим до
Пяти, покуда я еще трудо-
Способен; уж одиннадцать мне снятся,
И ежели осилю я двенадцать,
То на тринадцатой воскликну: «О!
        Конец!»
А может даже, поднимаясь до уровня знаменитого (сейчас бы сказали – культового) испанского поэта Луиса де Гонгоры, писать искренне и с глубоким лиризмом:

Сонет к Урании

Любовь к Урании навек мной овладела!
Ни бегство, ни года не могут мне помочь
Ее нельзя забыть, нельзя уехать прочь,
Я ей принадлежу, нет до меня ей дела.

Ее владычество не ведает предела!
Но пусть я мучаюсь, пусть мне порой невмочь,
Мои страдания готов я день и ночь
Благословлять в душе и гибель встретить смело.

Когда рассудок мой невнятно говорит,
Что должен я восстать, и помощь мне сулит,
К нему прислушаться пытаюсь  напрасно:

Ведь, говоря со мной, так робок он и тих!
Но восклицая вдруг: Урания прекрасна! –
Он убедительней бывает чувств моих.

Вуатюр разменял свой талант – несомненный талант! – на популярность в аристократических кругах, деньги и славу очень невысокой пробы. Причем сделал это совершенно сознательно. Когда перед ним встал выбор: писать всякие мадригальчики – сонетики – триолетики и тому подобную чепуху на потребу драгоценной публике или же, отказавшись от прижизненной славы, пойти своим, неизбитым творческим путем – он выбрал первый вариант. И в результате французская литература, вместо предтечи классицизма, достойного встать в одни ряд с Корнелем и Лафонтеном, получила лишь одиозного поэта средней руки, почти дилетанта.

Искренне ваш,
Марк Антуан де Сент-Аман

+1

9

Во время памятного матча за кубок УЕФА между "Зенитом" и "Рейнджерс" камера зафиксировала любопытный кадр...
http://foto.rambler.ru/public/espada/1/147/1-web.jpg
В главном памятнике Санкт - Петербурга проглянули знакомые черты...
http://foto.rambler.ru/public/espada/1/116/1-web.jpg
ВОт почему кардинал так любит кошек! И вот почему всегда так хорошо осведомлен!
http://foto.rambler.ru/public/espada/1/148/1-web.jpg

+1


Вы здесь » Нечестивец » "Газетт" » "Газетт" №10 за май 2008 года